Ваша корзина пуста

Выбор ювелирных украшений с бриллиантами


круглый бриллиант

Бриллиант — самый дорогой и желанный из всех драгоценных камней. Первое, на что следует обратить внимание при покупке ювелирного изделия с бриллиантами — характеристики камней, их вес, цветовой оттенок и наличие включений. Именно в такой последовательности бриллианты и оценивают профессиональные оценщики.

В характеристике бриллианта на бирке изделия указаны данные, которые могут много о нем рассказать. Например: Кр-57-0.10-2/5
Огранка:
Кр-57 — вид огранки (стандартная для бриллиантов: круглая, 57 граней) Другие формы являются фантазийными. Качество огранки определяется уровнем симметрии граней и шлифовкой.
0,10 — вес бриллианта в каратах
2/5 — цвет и дефектность, чем ближе каждая из этих цифр к единице, тем дороже и лучше бриллиант.

Прозрачный бриллиант (цветность 1), помещенный в стакан с водой, становится незаметен. Чем больше в камне примесей, тем он более мутный. Однако, камни, которые полностью окрашены примесями в определенный цвет, достаточно редки и поэтому дороги. Существуют бриллианты разных цветов, в том числе черного.

По стоимости камней следует отметить, что цена за карат у бриллиантов весом 0,29 ct и 0,3 ct различна, так как бриллианты 0,29 ct относятся еще к мелким и ценятся меньше чем 0,3 ct, которые относятся уже к средним. По той же аналогии цена за карат у бриллиантов 0,99 ct (относятся к средним) существенно ниже чем у бриллиантов весом от 1 ct (уже крупные). Бриллиант в 2 карата стоит в 3 раза дороже однокаратника, в 3 карата — в 10 раз дороже. Такая «прогрессия» растет до 5 карат. Бриллиант в 10 карат оценивается в 100 раз дороже однокаратника. Бриллиантам более 25 карат присваивают собственные имена. 

Чаще всего алмазы ограняют в форме круга (точнее, 57-гранника). Но существуют и другие, фантазийные формы, представленные на картинке ниже:

форма и огранка бриллиантов

Бриллиант «Принцесса» (П-65 и П-73) повторяет естественную форму части восьмигранного кристалла алмаза (если перевернуть «Принцессу» вверх шипом и вниз площадкой, то форме она напоминает пирамиду), поэтому при изготовлении «Принцессы» потери веса исходного алмаза меньше по сравнению с круглым бриллиантом, что отражается на стоимости бриллианта. Большая часть веса «Принцессы» сосредоточена в павильоне — нижней части бриллианта, поэтому «игра» света сосредоточена в глубине камня, что выглядит завораживающе притягательно. Благодаря своей красоте и более привлекательной по сравнению с круглым бриллиантом стоимости огранка «Принцесса» стремительно завоевывает популярность и уступает только бриллианту круглой формы.


Бриллиант «Изумруд» (И-57 и И-65) чистокровный представитель ступенчатого типа огранки с усеченными углами, имеющий восьмиугольный контур. Такой вид огранки обладает меньшей «игрой», однако великолепие бриллианта проявляется в более широких и ярких вспышках света. Если форма бриллианта «Изумруд» квадратная, такой бриллиант назвается «Ашер». Стиль этой огранки совмещает старомодный шарм с современными ограночными технологиями для формирования ослепительной бриллианции.


Изящный бриллиант «Маркиз» (М-55) продолговатой формы огранки эффектно смотрится в окружении мелких бриллиантов, сглаживающих его клиновидные концы. 


«Овал» (Ов-57). Принцип огранки овального бриллианта такой же как у круглого бриллианта, только у «Овала» вытянутая форма. Если сравнивать «Овал» с круглым бриллиантом, то при одинаковом весе бриллиантов площадка у овального бриллианта больших размеров.


Бриллиант «Радиант» (Ра-65) имеет прямоугольную или квадратную форму, имеющую восьмиугльный контур, и представляет собой комбинацию ступенчатой и бриллиантовой огранки. Бриллиант «Радиант» совмещает элегантность «Изумруда» и красоту «Принцессы». Углы бриллианта урезаны для увеличения блеска.


«Сердце» (Се-57). Сердцевидный бриллиант по принципу огранки напоминает «Грушу». Форма сердца наиболее популярна для кулонов и сережек, иногда используется в подвесках. Огранка бриллианта «Сердце» достаточно сложная, но хорошо скрывающая недостатки бриллианта и наилучшим образом демонстрирующая красоту бриллианта.


«Груша» (Г-56). Бриллианты в форме слезы часто используется в подвесках и сережках благодаря своей нессиметричной форме. «Груша» может быть также вставкой и в кольце, ведь бриллианты каплевидной формы слегка вытянуты, а значит женская рука, украшенная кольцом с бриллиантом «Груша» будет выглядеть изящно и привлекательно.


Посмотреть ювелирные украшения с бриллиантами в салонах "Золотые Медведи"

 Ценность алмаза определена четырьмя факторами, известными под аббревиатурой “CCCC” или четыре «Ка»:

1. Чистота (Clarity);

2. Цвет (Colour);

3. Огранка (Cut);

4. Вес (Carat weight).

Чтобы определять ценность камня, мы должны учесть все из этих 4-х “C”. Чем больший алмаз, тем он более редкий; чем более чистый алмаз, тем более ценный этот камень; чем меньше постороннего цвета в алмазе, тем более он красивый; и чем более точная огранка алмаза, тем более он блестящий. Только комбинация всех этих индивидуальных факторов определяет ценность алмаза, качество и его красоту. А теперь немного подробнее о каждом из этих “C”.

1. Первое «С» - чистота алмаза (Clarity)

Чистота – это мера ясности, прозрачности или чистоты алмаза. Сорт ясности алмаза базируется на присутствии пятен и включений в нем.

Пятна – это внешние характеристики (на поверхности), типа царапин или маленьких сколов.

Включения – это внутренние характеристики. Типы включений могут быть от крошечных черных точек, переломов, до включений фракций, состоящих из кристаллов алмаза и других полезных ископаемых. Другие могут быть в виде облаков из белых точек (clouds of white pinpoints), перья (перьевые включения) и ввиде расколов.

AS или SI камень обычно более высокого качества, если включения расположены: (a) около края пояса камня (girdle) или в противоположном дальнем конце от, или (b) - на основании камня (pavilion) и не видимым через вершину-корону (crown).

Белые включения предпочтительны темным включениям. Лишь немногие алмазы не содержат включений. Еще реже бывают случаи, когда камни не имеют никаких пятен или включений. Такие редкие камни называют безупречными или flawless.

В общем, чем больше включений содержит алмаз, тем ниже будет его цена как залога. Однако включения в драгоценные камни почти не влияют на долговечность или продолжительность жизни алмаза, даже если они видны. Фактически, чтобы видеть включения в большинство алмазов, мы должны использовать сильное увеличение и специальные методы освещения.

Включения в алмаз важны и используются для двух очень важных целей при работе с камнем:

1) они помогают резаку определять лучший путь «вылепить» грубый камень, и

2) так как включения в каждый алмаз уникальны, они отличают алмазы друг от друга. Включения - это как отпечатки пальцев у нас с вами. Интересно, что «отпечатков пальцев» нет у безупречных камнях (flawless).

Из-за незначительного эффекта включений на красоту бриллианта и их важность в идентификации, большинство ювелиров предпочитает именовать пятна и включения как выделяющие или идентификационные характеристики камня. За счет таких обозначений включений избегается любые отрицательные импликации при обозначении характеристик камня.

Алмазная промышленность использует очень четкие и определенные стандарты аттестации, для того чтобы установить истинную ценность алмаза. Стандарты аттестации отражают очень тонкие градации различий. При этом маленькое углеродистое пятно (место), небольшие изменения в идеальном цвете повлияют на оценку камня намного меньше, нежили размер камня, от которого зависит качество его огранки и полировки.

Как только камень получает вышеупомянутое VS в чистоте (Clarity), то такой камень кажется невооруженным глазом «абсолютно совершенным».

Если человек желает заложить или продать принадлежащий ему дорогой бриллиант, то он обязательно принесет сертификат на него. В сертификате обязательно помимо словесного описания имеются буквенно-цифровые символы.

Ниже перечислены термины, условия аттестации (сертификации) чистоты камня и описания, применяемые в алмазной индустрии:

1. FL-IF: - Безупречный, Внутренне Безупречный. Аббревиатура здесь и далее состоит из первых английских букв описания камня: Flawless- Internally Flawless (FL-IF).

Камень, попадающий в эту категорию разряда, не содержит никаких включений видимых под 10-ти кратным увеличением. Это камни самого высокого сорта ясности (прозрачности). Некоторые очень мелкие пятна допустимы, но тогда камень при этом подпадает к чистоте "IF" («если»). При этом все равно камень считается “Внутренне Безупречным”.

  1. VVS1-VVS2: Very, Very Slight Inclusions или Очень, Очень Небольшие Включения. Включения такого камня, как и примера выше, так же являются слишком маленькими, чтобы их увидеть невооруженным глазом. Чрезвычайно трудно найти включения и под 10-ти кратным увеличением.

VS1-VS2: Very Slight Inclusions - Очень Небольшие Включения

Трудно видимы под 10X увеличением.

  1. SI1-SI2-SI3: Slight Inclusions - Легкие Включения.

SI1 – Вкрапления могут быть увидены легко с 10-ти кратным увеличением, но не могут быть увидены невооруженным глазом.

SI2 – Включения в камень могут быть заметны легко с 10-ти кратным увеличением. Иногда такие включения могут быть видны невооруженным глазом.

SI3 – Включения камня могут быть замечены очень легко с 10-ти кратным увеличением. В большинстве случаев, в камнях размером ¾ карата, включения этой категории могут быть видны и невооруженным глазом. Большинство алмазов попадает в категорию SI3. Следует сказать, что данная категория является относительно новой, которую используют некоторые лаборатории, для того чтобы соединить очень широкий диапазон между SI2 и I1 (имперфект).

4. 1-I2-I3: Imperfect - Дефектный или Имперфект

Несовершенная группа – это самая заключительная группа в градации чистоты алмазов. Недостатки в алмазах этой категории видимы невооруженным глазом.

I1 - алмазы в диапазоне I1 все еще приятны к глазу. Дефицит не является достаточно большим, чтобы портить общий блеск камня.

I2 - алмазы в диапазоне I2 имеют большие дефекты, которые в некоторых случаях могут занять существенную часть камня и могут быть видны невооруженным глазом.

I3 - алмазы в этом диапазоне предполагают рассматривать камень для отбраковки при сортировке. Это означает, что такая большая часть камня «потеряла всю жизнь» и не имеет никакой привлекательности для ювелирных целей. Любой камень категорией ниже чем I3 рассматривается как камень индустриального характера. Используются такие алмазы, например, для наконечников сверл бурильных установок и др. Иногда их используют как мелкие вставки в часы.

Алмазы такого ранга не имеют ювелирной стоимости камня и не должны оцениваться оценщиками ломбардов при приеме вещи в качестве обеспечения по выдаваемому кредиту (залог). Хотя прибор определит такой камень как бриллиант.


2. Второе «С» - цвет алмаза (Colour)

Цвет алмаза имеет второе самое большое влияние стоимостную оценку бриллианта, после значения его веса (карат). Конечно, вы знаете, что алмазы бывают любого цвета содержащегося в радуге. Алмазы бывают синими, красными и даже абсолютно черными.

Лично я был удивлен, когда первый раз нам в Ломбард принесли в виде залога черный алмаз в 6 карат.

Цвет при аттестации в нормальном диапазоне оценивается по тому, с какого расстояния тело камня окрашивает бесцветность или начинает придавать оттенок. Большинство алмазов имеет, по крайней мере, след желтого или коричневого цвета тела.

За исключением некоторых естественных причудливых цветов, типа синего, розового, фиолетового или красного. Бесцветный сорт - самый ценный.

Если алмаз не имеет достаточного цвета, который будет назван при помощи нашего воображения, то это градируется в масштабе цветов в пределах от «Бесцветного» до «Легко – Желтого», при помощи букв от "D" к "Z”. Так же при градировании цветом используются цифровые обозначения “0” до “10”. Тип описания камня зависит от того, какая гомологическая лаборатория (Jem-Lab) делает сертификацию алмаза.

Алмаз с цветом "D", как полагают, является бесцветным. Если цвет более интенсивен чем "Z", это рассматривает как «фантазийный» или «воображаемый» цвет.

Причудливый желтый цвет дает алмазу высокую цену, чем алмаз легкого желтого цвета.

Эксперты по драгоценным камням могут достоверно оценить только свободные, неоправленные бриллианты, а делается эта оценка только под специальным светом, используя цветные наборы мастера, чтобы сравниться с этот алмаз с тестированными образцами. Как только «свободный» алмаз установлен в кольцо, даже обученный профессионал может навсегда назвать различие между цветом "D" и "E", или даже "F" в цвете алмаза.

Повторюсь, что цвет алмаза сильно влияет на его стоимость. Стоимость или цена бриллианта упоминается иногда как пятый “C” и служит серьезным основанием для ценообразования (оценки залога). Это вероятно самый важный фактор в мнении клиента ювелирного отдела Ломбарда. Давайте возьмем типичный алмаз и посмотрим, что происходит с ценообразованием по мере того, как мы будем перемещаться по цветовой линейке.

Итак, мы начнем с алмаза в один карат цвета “K” и “VS1” «ясности». Переместившись к цвету “H” мы заплатим приблизительно на $1700 больше за камень этого же размера и такой же ясности (1 карат, VS1).

Продвигаемся дальше к цвету “F” и увеличение в стоимости камня составит еще приблизительно в $1000 за карат.

Улучшим цвет еще, продвинувшись к “D”и увеличение в цене камня будет приблизительно еще на $900 за карат.

Вот таким примером мы наглядно продемонстрировали зависимость стоимости бриллианта от его цвета. Поэтому надо быть очень внимательным при оценке реального цвета алмаза.

Высокие цены, которыми командуют бесцветные камни, получаются скорее благодаря их чрезвычайной редкости, а не от заметного эффекта белого цвета, дающего якобы особую красоту камню. Вспомните аксиому рынка: дефицит (редкость) поднимает ценность (стоимость). И об этом мы подробно поговорим в разделе 2.4 «Как продать бриллиант».

Потребителю, цветные сорта алмазов кажутся невообразимо утонченными. Однако, очень небольшие различия в цветах двух алмазов, которые даже невидимы для простого потребителя, но обнаруживаемые специально обученными специалистами ломбардов, могут выразиться в ценовым различии в несколько тысяч долларов. Хотя эти камни, вроде бы одинаковы с первого взгляда.

По этой причине, сотрудники Ломбардов должны быть очень осторожны, чтобы не позволить оценке цвета оказаться зависимой от вашего коммерческого представления. Оценка цвета, а значит и определение стоимости алмаза, должна быть всегда объективной и профессиональной.

Некоторые люди считают слегка подкрашенные алмазы более теплыми и более привлекательными, чем бесцветные холодные камни. Поэтому продавцы ломбардов должны использовать подходящие термины. Использование продавцом простых терминов, подобно “цветной” или “бледный” может уничтожить восхищение вашего клиента от действительно красивого драгоценного камня.

Обычно ломбарды имеют дело с камнями цветовой гаммы D, E, F, Г, H, I, J в великолепных качественных ювелирных изделиях. Цветные сорта K, L, М., N очень обычны в рекламируемых качественных ювелирных изделиях и имеют тенденцию выглядеть темными в дневном свете.

Поэтому когда алмазы градуируются должным образом, это делается внутри помещения, в комнате с окнами расположенными на север для того, что бы при оценке комната имела только естественное северное освещение. Если это предусмотреть невозможно, тогда используйте свет, который будет «подражать» естественному северному свету.

Большие Фондовые биржи Торговли Алмазами имеют комнаты торговли камнями с окнами на Северной стороне здания. Это условие необходимо и является отличным условием для того, чтобы рассмотреть, а значит и правильно оценить алмазы. Когда алмазы стоимостью в миллионы долларов находятся на торговой площадке, второразрядное освещение не даст желаемый эффект от их огранки. Лампы, применяемые для аттестации алмазов специалистами, также подбираются под естественный природный серенный свет.

Вероятно самая важная причина для всех цветных вариаций в градациях между разными лабораториями и даже между различными оценщиками в той же самой лаборатории – это просто минимальные различия в индивидуальных градациях. Различия между цветами лежат буквально на краю человеческой проницательности. Один оценщик ломбарда может добраться до «четвертинки» градации оценки камня другого оценщика. По этому, результаты оценки в одной и то же лаборатории, вероятно, могут отличаться в «плюс» или «минус» на один полный гранд (пункт). Таким образом, сегодняшний “F” мог быть завтрашним справедливым “E” или бедственным “Г”.

Флуоресценция

Некоторые высококачественные драгоценные камни светятся или флуоресцируют (fluoresce). Такие камни сами испускают свет, когда подвергнуты воздействию длинной волной ультрафиолетового света. Как этот факт влияет на внешние характеристики алмаза и его ценность?

В прошлом, некоторые люди в алмазной торговле, принимали сильную флуоресценцию как отрицательный фактор ценности для «прекрасных алмазов». При этом ценовое предпочтение отдавалось алмазам с более низким цветом тела камня (бесцветные). Почему? Потому что торговля понимает алмазы без флуоресцирования как "более чистый" цвет, чем алмазы с этим свечением.

Однако прекрасные качественные алмазы с сильным флуоросцированием могут быть недооценены, потому что чрезвычайно редко встречаются алмазы, вызывающие "ярко-голубое" (overblues) свечение. Такие алмазы имеют видимую туманность, которая заставляет их казаться почти облачными в свете с сильным ультрафиолетовым содержанием.

Бриллиантовые дилеры теоретизировали этот эффект. Так, было сделано заключение, что сильная флюоресценция может повлиять на «очевидную ясность». В то же самое время, «решительно» флюоресцирующие алмазы с желтоватым цветом тела камня, полагают эксперты, имеют лучший цвет. Лучший потому, что синее свечение из флюоресценции заставляет их казаться более белыми в солнечном свете, который является источником ультрафиолетового света.

Алмазы, имеющие более низкие цвета с сильной флюоресценцией, иногда получают за свой цвет премию. Институт Гомологической Лаборатории Торговли Драгоценными камнями Америки (The Gemological Institute of America's Gem Trade Laboratory GIA-GTL), признанный мировым ведущим институтом алмазной индустрии и лабораторией по аттестации алмазов, вносит в список градации оценки флуоросцирования как идентификационный фактор алмаза. При этом данный эффект не является фактором, который бы понижал градацию стоимости алмаза при его аттестации. Говоря проще, свечение это одна из характеристик камня, но не его дефект, а даже наоборот.

Базируемый на GIA-GTL случайном исследовании, сделанном для 26000 алмазов, сделан вывод, что алмазы с флуоросцированием более редки, чем камни без свечения. Согласно исследованию 65 процентов алмазов не имеют этого изумительного эффекта свечения.

Ниже приведен список применяемых GIA сокращений, определяющих силу флуоресцирования, как характеристику алмаза:

1) “N” - нет флуоресцирования (No Fluorescence);

2) “F” (“FB”) - Слабая или Бледно-Синяя флуоресцирование (Faint or Faint Blue Fluorescence);

3) “SL” - Легкое флуоресцирование (Slight Fluorescence);

4) “М” - Среднее флуоресцирование (Medium Fluorescence);

5) “S” - Сильное флуоросцирование (Strong Fluorescence);

6) “EF” - Чрезвычайное флуоросцирование (Extreme Fluorescence).

На самом деле, во флуоресцировании алмазов нет ничто нового. Фактически, в древние времена дилеры алмазов использовал термин "сине-белый" (blue-white), чтобы обратиться к бесцветному (D, E, F) алмазу с ярко-синим флуоросцированием. Термин "сине-белый" фактически стал видом символа, положения и статуса в обществе, выделяющей ее обладателя среди остальной публики. Мне в нашем новозеландском Ломбарде приходилось несколько раз слышать, как люди «из общества» спрашивали именно о сине-белом алмазе.

Федеральная Торговая Комиссия США специально для светящегося алмаза разработала «Правило 28» или правила 28 неправильных употреблений термина "Сине-Белый" алмаз. В правилах говорится, что: "Нечестной торговой практикой является то, когда используется термин "сине-белый" или любой другой термин, выражение, как описан любого алмаза, который под нормальным, северным дневным светом или его эквивалентом, показывает любой цвет или оттенок любого цвета отличный от синего или синеватого". Другими словами, только алмаз с синим флуоросцированием может быть представлен как сине-белый. Избегайте и вы ошибочного применения этого терминов в вашем Ломбарде.

И так, как мы можем заключить, что флуоресцирование может быть лучшим другом ювелира или худшим кошмаром. Что бы правильно определить свечение - рассматривайте алмаз при длинной волне ультрафиолетового света. Например, рабочее место геммолога наших Ломбардов оборудованы ультрафиолетовым легким источником. Такие источники нетрудно приобрести на ebay.com или на mybazar.ru.

Если алмаз собирает легкий неоновый синий оттенок под углом фиолетового света, этот алмаз имеет слабое флуоресцирование, которое будет иметь небольшой эффект и практически не повлияет на его характеристике (цене).

Если алмаз при облучении показывает сильный неоновый синий цвет, это означает, что он может обладаеть сильным синим флюоресцирующим эффектом. Такое излучение повлияет на характеристику цвета камня. Такой алмаз может казаться масляным или туманным. Повторюсь, что слово "может" в нашем случае является ключевым.

Флуоресцирование может добавить или умалить представление алмазов в магазине вашего Ломбарда. Определите сами, алмаз, который имеет свечение, и затем решите, усиливает ли это его дополнительное качество и алмазный блеск, освещающий ваш путь продвижения товара.

3 Третье «C» – огранка (Cut)

Режут специальным резаком или придают огранке камни алмазов исходя из первоначальной формы кристалла. Поэтому, минимизируя потерю камня на отходы при его огранке и шлифовке, в мировой ломбардной индустрии обращаются бриллианты в 10-ти различных формах: Круглая, Принцесса, Изумруд, Аше (квадрат), Маркиза, Овал, Радиант (лучистый), Груша, Сердце и Кушан (подушечка). Начнем наш обзор с самой важной королевской огранки: круглой или бриллиантовой огранки.

А) Круглая бриллиантовая огранка кристалла алмаза (Round Brilliant Cut)

Огранка или “рукотворная форма” алмаза, является наиболее важным из трех “C” определяющих его характеристику, потому что качество огранки состоит именно в том, что бы придать алмазу блеск и красоту и, соответственно прямо повлиять на ценность алмаза.

Огранка алмаза это единственное его свойство из трех “C”, которое сделано руками человека и единственное, которое не определена натуральной природой камня. Огранщики алмазов резаками обрезают и полируют алмазы вручную, превращая их в объекты красоты и искусства. Требуется затратить огромные усилия, время и талант и мастерство художника–мастера для того, что бы резак в руках мастера создал идеально ограненный алмаз.

Огранка верхней поверхности алмаза позволяет ему искриться и «извергать огонь». Манера, в которой поверхности поворачиваются друг к другу, а так же размер алмаза определяют его блеск.

Толковскый Теоретический Бриллиант

Современный американский Идеальный Бриллиант

Блеск алмаза не что иное, как отражение света изнутри алмаза, его дисперсия и магическое превращение в цвета радуги при его преломлении. Мерцание цветов и сверкание за счет отражения света от его поверхностей, легкого преломления света, позволяет увидеть все существующие в природе спектральные цвета в их движении.

Чтобы максимизировать этот блеск, алмазный резак должен разместить каждую внешнюю поверхность алмаза так, что бы они действовали как рассеивающие свет зеркала, в точном геометрическом отношении друг к другу. На классическом Круглом Бриллианте огранка алмаза имеет пятьдесят восемь внешних поверхностей. При этом все 58 поверхностей должны быть точно выровнены, симметрично коррелированны и должны быть соразмерны друг с другом.

Немного алмазов огранены в соответствии с названными выше требованиями, так как ювелир пытается огранить алмаз так, что бы как можно меньше обрезать камень в отходы, желая сохранить как можно больший объем камня.

В результате, размеры, симметрия, совершенство огранки алмаза и его формы могут быть «ущемлены» при работе с камнем и мастер может отойти от идеальных стандартов. В результате, огранщики часто идут на компромисс между прибылью и красотой. При этом нарушается взаимосвязь симметрий ограненных поверхностей, пропорции размеров площадок и их формы.

Все дело в том, что большая часть потребителей обращает внимание на размер алмаза, нежели на его идеальные пропорции (красоту). Тем более, что «косячки» может заметить только истинный ценитель и профессионал.

Когда поверхности алмаза пропорционально распределены, дорожка луча света возвращается непосредственно назад к глазу вместо того, чтобы «убежать» через основание алмаза или его боковые ограненные стороны. Такой алмаз будет выглядеть более живым и блестящим («превосходный» – см. рисунок ниже).

Мелкий ограненный алмаз с широким основанием выглядит маленьким и имеет бедную дисперсию. Более того, такой алмаз имеет предрасположение к расколу («слишком мелкий» – см. ниже рисунок).

Хорошо созданный алмаз имеет превосходную полировку и не имеет каких-либо следов «вытягивания» его поверхности, как поверхностную волнистость или другие поверхностные изъяны.

Если алмаз слишком глубоко огранен (обрезан), имеет широкий пояс и маленькое основание, алмаз выглядит унылым и безжизненным камнем («слишком глубокий» - см. ниже рисунок).

СЛИШКОМ МЕЛКИЙ ПРЕВОСХОДНЫЙ СЛИШКОМ ГЛУБОКИЙ

Идеальный алмаз должен отвечать всем изложенным выше требованиям относительно его внешней поверхности, основания, короны, павильона, и т.д.

Идеальный алмаз дожжен быть обрезан и огранен с определенной толерантностью к весу, но с педантичностью к симметричности углов огранки и процентному отношению к размеру алмаза. В противном случае, как было сказано выше, вес алмаза выиграет, а вот его блеск и дисперсия будут страдать.

Открытие пропорций идеально ограненного алмаза (на рисунке слева) приписывают Марселу Толковскому, члену семейства огранщиков алмазов Бельгии. Марсел вычислил в 1919 идеальные размеры и углы граней, которые создают максимум 'сбалансированного' блеска, сверкание и «огонь» алмаза. Толковское издание «Дизайн Алмаза», первый официально зарегистрированный детальный анализ круглых блестящих алмазных пропорций (соотношений параметров алмаза как диаметр, глубина, вес и т.д). Эта работа базировалась на теориях «легкого поведения» (theories of light behavior) и его мнении относительно пропорций, результирующих идеальный баланс блеска и дисперсии. Эти вычисления сформировали базис, который и используется в настоящее время Мировым Гомологическим Сообществом (AGS) при градации бриллиантов для определения пропорций.

AGS градация огранки алмаза


Класс

Градация

Превосходный

1

0 - 3

Хороший

2

4 -5

Базарный

3

6 – 7

Дешевый

4

9 - 10

К великому сожалению, «идеальная огранка» приводит к потере массы кристалла бриллианта и потому производится в исключительных и очень редких случаях. Большинство «резчиков» алмазов сегодня идут на компромисс между весом (размером) бриллианта и его качеством. Поэтому современная индустрия перешла от «идеальной огранки по Толковскому» к Американскому стандарту огранки бриллиантов (ABC - American Brilliant Cut). Небольшое изменение стандартов, тем не менее дает изумительные результаты.

Самыми важными критериями огранки являются пропорция или соотношение глубины кристалла к его диаметру (Глубина/Диаметр). При этом диаметром является пояс бриллианта или его «гирдл» (the girdle's shortest diameter).

Для алмаза, который будет назван "Идеальный», пропорции должны быть между 58/100 и 62.9/100 или "58 %" и "62.9 %" соответственно.

Параметры процентного соотношения диаметра (см. иллюстрации для определений названий различных алмазных огранок), углов "Короны", толщины "Пояса" и симметрии граней, также важны. При этом каждый из перечисленных выше критериев пропорции имеет свой диапазон допустимости, требования к которым менее критичны, чем к требованию по процентному соотношению вышеупомянутых «Глубины» и «Диаметр» алмаза. Эти диапазоны допустимости провозглашены манифестом Американского современного стандарта огранки алмазов (ABC).

Современный американский стандарт огранки АВС считает приемлемым диапазон допустимости пропорции (процентного соотношения) параметров таблицы для практического эквивалента идеальной огранки, больше, чем это дозволено для отклонения его глубины по Толковскому. АВС признает допустимым диапазон пропорции приблизительно 52 % к 62 % или даже к 63 %.

Алмаз хорошей пропорции и полировки имеет на 40-50% выше стоимость по сравнению с алмазом, имеющим абсолютно аналогичные характеристики (цвет, прозрачность-ясность, вес-размер).

Мне посчастливилось сделать фотографию рабочего дня моего знакомого огранщика алмазов в Окленде. Время, которое он затратил на типичную огранку и полировку блестящего алмаза (круглая бриллиантовая огранка) весом (размером) в ¾ карата, заняло менее 4-х часов работы. По его словам, для огранки алмаза той же формы и того же размера по параметрам «идеала» (AGS "0" огранка), займет времени в 9-10 раз больше и составит 3 - 4 дня.

Это различие в трудозатратах и соответственно стоимости труда дает ответ на вопрос почему идеальные алмазы стоят в разы дороже. К тому же они редки. Идеально ограненные алмазы должны обязательно иметь сопровождающий AGS сертификат.

Параметры бриллианта

Идеальная пропорция

Диапазон основных допустимых пропорций

Диаметр основания

53.0 - 57.0 %

53.0 - 66.0 %

Полная глубина

59.0 - 61.0 %

57.0 - 63.0 %

Глубина Павильона

43.0 - 43.5 %

41.5 - 45.0 %

Угол Короны

34.0 - 35.0º

30.5 to 37.5º

Угол Павильона

40.0º

39.0 to 42.0º

Высоты Короны

14.8 to 15.5%

11.0 to 16.2

Пояс

от среднего к «несильно широкому»

от тонкого к широкому

Б) “Причудливая” огранка кристаллов алмазов (fancy cut Diamonds)

Довольно часто можно встретить алмазы необычной, или как я их называю «причудливой» огранки. Таковые имеют названия типа: Принцесса, Изумруд, Ашер (по имени братьев Ашер), Маркиз, Овал, Излучающий, Груша, Сердце, Подушечка и др.


Принцесса Изумруд Ашер Маркиз Овал Излучающий Груша Сердце Подушечка

У «причудливых» алмазов пропорции измеряют в отношении к ширине широкой секции пояса к самой узкой части алмаза. При этом для таких алмазов градация пропорций находится в более высоком диапазоне (от 60% до 70%). Однако стоит помнить, что если бы эти алмазы были бы близки к идеальному стандарту огранки, названные выше пропорции были бы слишком низки и не применимы для градации “fancy diamonds”.

Применительно к этой категории алмазов, даже при том, что толщина пояса “очень широкая”, она не влияет на блеск алмаза. Это действительно так, однако, визуальная внешность алмаза, будет несколько меньшей, поскольку большая часть ее веса сконцентрирована в области пояса.

С другой стороны, чрезвычайно тонких поясов, нужно избегать из-за их ненадежности в процессе установки (оправки в металл) и недолговечности жизни камня уже в процессе носки. Как мы уже говорили выше, тонкий пояс алмаза может привести к его расколу.

Так какие же различия существуют между AGS-0 и AGS-000, алмазами идеальной огранки (Ideal Cut Diamonds), огранкой по Толковскому, «Сердцами и Стрелками» и т.п.?

Если вы не имеете специальную лазерную оптику, то для вас нет никакой разницы. Стоящие на витрине плечом к плечу бриллианты кажутся одинаковыми, конечно, если у них одинаковый размер (вес), одинаковый цвет и такая же ясность-чистота.

Даже достаточно квалифицированные оценщики не могут оценить бриллианты только исходя из их типа огранки, размера кристалла, его цвета и чистоты. Для того, что бы провести полную профессиональную оценку изделия необходимо иметь микроскоп и хорошо «обученный» глаз.

Алмазы, которые отражают 96 и более процентов поступившего в камень света: AGS-0=96%, «Сердца и Стрелки»=98 %. AGS-4 (хороший) или GIA (N, G, G, N) - огранка таких алмазов имеет уровень рефлексии (отражения) примерно равный 70 процентам.

Поэтому, без “продвинутого” оптического оборудования, вы не можете сказать различие между идеалом огранки того или иного бриллианта. Если алмазы установлены или в оправе, тогда вы не сможете точно определить и период.

Идеально ограненные алмазы – по настоящему горячий продукт сегодня и всегда. Дилеры, ведущие «роман с камнем» настаивают, что именно идеальная бриллиантовая огранка алмаза двигает ювелирную индустрию вперед. Я не коим образом не пытаюсь поставить под сомнение идеальную огранку кристалла. Вовсе нет. Мы в Ломбардах оцениваем эти замечательные творения для их же красоты и, самоудовлетворения их покупателей и заемщиков. Мы также знаем, что они находятся в большом спросе. Поэтому невозможно переоценить ту огромную роль, которую имеет "идеальная огранка".

Хорошо, теперь понятно, что идеально ограненный бриллиант – это превосходно ограненный алмаз, показывающий оптимальное соотношение блеска и дисперсии. Получается, что идеально ограненные алмазы настолько превосходны, что клиенты не должны и задумываться о покупке других бриллиантов? Короткий ответ - НЕТ! Сходите в ближайший Ломбард. Какой идеальной огранки стандарт вы выберите? Продавцы пробуют смутить вас разными видами одного и того же стандарта, а именно: AGS, EGL, GIA, Сердца и Стрелки (Hearts & Arrows), Европейский Идеал (European Ideal), Толковский (Tolkowsky) идеал, нулевая огранка (Zero Cut), огранка тройного нуля (Triple Zero Cut) и т.д.

Как вы видите, есть много отличающихся друг от друга стандартов и диапазонов оценки. Кто-то на улице сказал вам, что "идеал" может быть различным и может варьироваться в диапазоне «от» и «до»? А вы уже подумали, что «идеал" должен быть конкретно определенным? Запутались?

Для Ломбардной индустрии лучший стандарт на сегодня это AGS, определенный американским Обществом Драгоценного камня. Именно этот стандарт сегодня использует в алмазах аттестациях для определения качества идеальной огранки. Все другие стандарты – за заднюю линию, пожалуйста.

4 Четвертое «С» - вес карата (Carat weight)

Вес алмаза - самая простая характеристика для измерения его размера, и используется с самых древних времен для оценки ценности алмаза.

Метрический карат обозначается - Ct. и равняется 0,200 граммам или примерно 7/1000 унции. Метрический карат является международной стандартной единицей веса для измерения алмазов и большинства других драгоценных камней.

Измерение карата указывает истинную массу и вес алмаза. Алмазный вес также обычно выражается в "пунктах". Сто пунктов равняется одному карату. Пятьдесят пунктов равны 1/2 карату.

Обратите внимание и не путайте два различных понятия: Carat (Ct.) и Karat (Kt.). Специфика русского языка не позволяет идентифицировать эти понятия при их написании на русском языке. Поэтому далее будем использовать латинскую аббревиатуру Ct. и Kt. Первой обозначение относится к весу камня, а второе определяет соотношение чистого золотого к весу изделия (см. раздел 2.1.4).

Очень важно так же запомнить и не путать вес карата драгоценного камня с единицей измерения размера алмаза. Это понятие относится только к весу.

Почему такие различия? Поскольку вес может скрыться в различных частях камня в зависимости от того, каков он есть:

a) хорошо ограненный,

б) глубокий алмаз, или

в) мелкий алмаз.

По этому, визуально некоторые алмазы могут казаться большими, чем другие, но при этом быть одинаковыми по весу. Поэтому важно понять, что нет никаких прямых взаимосвязей между внешне воспринимаемым размером алмаза и его весом. Например, алмаз в пятьдесят пунктов (1/2 Ct.) не являются вдвое большим (или шире), чем двадцати пяти пунктовый (0,25 Ct.) алмаз.

Измерение веса в каратах берет свое начало с античных времен, когда ломбардные брокеры стали использовать зерно пшеницы, а затем семена рожкового дерева (carob seeds) как стандарты измерения драгоценных камней.

Само слово «карат» позаимствовано от греческого “keration”, которым назывались семена рожкового дерева. Семена этого дерева являются маленькими и относительно однородными в весе. Я лично проверил это и могу сказать моим читателям, что семя от стручка рожкового дерева или как его еще называю «дерева саранчи» удивительно. Весит каждая семечка приблизительно 0,2 грамма или ровно один Карат.

Лишь только в 1914 году стандарт метрического карата был принят в Европе и Америке.

Размер алмаза имеет самое большое воздействие на цену. Конечно, как мы с Вами говорили выше, от того как к кристаллу приложены руки (как сделана огранка) цена на одинаковые камни может отличаться до 60 процентов. Тем не менее, исходной природной характеристикой, влияющей на цену алмаза, является его размер. Т.е при всех других параметрах, являющихся одинаковыми, больший алмаз всегда будет иметь большую стоимость.

Как мы говорили в главе об огранке кристалла алмаза, к великому сожалению алмазы теряет приблизительно 40-60 % их грубого веса при их огранке. Более чем 1 миллион «грубых» алмазов должно быть добыто прежде, чем будет найден алмаз, который после огранки будет иметь остаточный вес в 1.00 карат!

С каждым увеличением категории веса (четверть, треть, половина), ценность от карата алмаза увеличится на порядок, и почти по геометрической прогрессии. Камень, который вдвое больше размера алмаза с такими же параметрами, может быть в три или больше раз дороже. Например, в то время как за меньший камень вы видите цену 2 000 долларов за карат, в тоже время, алмаз такой же огранки, цвета и ясности, но в большем размере будет стоить в разы больше.

Ниже приведены стандарты, говорящие о весе алмаза (FTC). Как видно из таблицы, принципы FTC дозволяют отклонение на 0,5 (1/2) пункта в заявленном весе алмаза. Например алмаз весящий 0,495 каратов может быть юридически (законно) продан как алмаз в 50 пунктов (1/2 или 0,5 Сt.). А вот алмаз весом 0,494 карат должен быть продан как камень в 49 пунктов (0,49Сt.).

Мы в своих Ломбардах продаем алмазы согласно диапазонам размера:

Размер

Типовой Диапазон Веса

1/5 carat

от 0,18 carat до 0,22 carat

1/4 carat

от 0,23 carat до 0,29 carat

1/3 carat

от 0,30 carat to 0,36 carat

3/8 carat

от 0,37 carat to 0,45 carat

1/2 carat

от 0,46 carat to 0,59 carat

Ювелиры ломбардов могут устанавливать допустимость (отклонение «плюс-минус») веса к бриллиантовым кольцам и иным драгоценностям. Пример такой допустимости отклонений прекрасно преподнесен покупателям в рекламных объявлениях и каталогах и содержится в таких фразах: "все веса, приблизительны" или "все веса точны в пределах + - 5 %".

Если вы рекламируете или продаете драгоценности, ваши заявления являются публичной офертой и должны быть точны. В Новой Зеландии Федеральная Торговая Комиссия действует в интересах потребителей и предотвращает вводящие в заблуждение и недобросовестные действия или методы.

Текущие рыночные котировки (цены) на алмазы можно найти на сайтах www.rapoport.com, www.mybazar.ru, www.polygon.net, www.diamonds.net.

Руководящие принципы Комиссии по Драгоценным металлам (The Commission's Jewelry Guides) объясняют, как описать изделия драгоценностей «справедливо и не допустить обмана или введения в заблуждение покупателей». С текстом Принципов можно ознакомиться по адресу: www.ftc.gov/os/statutes/jewelryjump.shtm.

Эта брошюра является руководящим пособием для маркетинга алмазов, драгоценных камней и жемчуга. Поэтому Продавцы должны внимательно и аккуратно рекламировать продаваемые драгоценности и быть уверенными в том, что описания этих изделий не вводят в заблуждение потребителей, а так же, что вся важная информация относительно продаваемой вещи раскрыта потребителям.

Довольно часто бывает так, что практически невозможно извлечь оправленный алмаз для определения его точного веса. В таких случаях вес алмаза может быть оценен по специальной формуле (см. ниже). Все измерения должны производится в миллиметрах (мм).

Форма алмаза

Формула определения веса, Ct.

КРУГЛЫЙ

наибольший диаметр x наименьший диаметр x глубина x 0,0061 = вес карата

ОВАЛЬНЫЙ

наибольший диаметр x наименьший диаметр x глубина x 0,0062 = вес карата

ИЗУМРУД:

Длина x ширина x глубина x 2. 417 x 0,0025 = вес карата

ПРЯМОУГОЛЬНИК:

Длина x ширина x глубина x 2.417 x 0,0026 = вес карата

КВАДРАТ

Длина x ширина x глубина x 2.417 x 0,0023 = вес карата

МАРКИЗА:

Длина x ширина x глубина x 2.417 x 0,0016 = вес карата

ГРУША:

Длина x ширина x глубина x 2.417 x 0,0018 = вес карата

ТРЕУГОЛЬНИК

Длина x ширина x глубина x 0,0057 = вес карата

СЕРДЕЧНАЯ ФОРМА:

Длина x ширина x глубина x 0,0059 = вес карата

Пожалуйста обратите внимание, что, хотя эти формулы довольно точны, результаты расчетов будут столь же точны, насколько точны ваши измерения. Другими словами, оценка веса алмаза все равно будет только «оценкой» и будет только расчетной. Единственный гарантированный метод для того, чтобы определять истинный вес алмазов состоит только в том, что бы произвести замер веса неоправленного бриллианта. Ломбарды, для определения веса алмаза, использую специальные линейки, помогающие по размеру алмаза рассчитать примерно его вес:

Примечание: Используйте эту диаграмму (линейку выше) только как образец.

4. Как продать бриллиант

Если вы читаете эти строки, значит вы тот человек, которой уже продает или теперь уже точно будет продавать алмазы и другие драгоценные камни. Работая в Ломбаде, мы должны понимать истинную сущность приносимых нам залогов, в том числе и алмазов.

В чем же заключается секрет алмазного чуда и почему люди так ценят бриллианты? Сразу оговорюсь, что в этой главе я буду использовать понятие «алмаз» по отношению ко всем камням, не зависимо от их огранки.

Позвольте мне поделиться с вами очень поучительной историй, рассказанной мне коллегой из международной ассоциации ломбардов (NPA) и дополненной мной архивными данными, изложенные в этом разделе книги.

Итак, «алмазное Изобретение» или, еще я его люблю называть «алмазный Проект», основан, как любое изобретение на чем-то невиданном, превосходящем такие же аналоги или лучше, если «проект» не имеет аналогов вообще.

Вплоть до конца XIX столетия, алмазы были найдены только в руслах некоторых рек британской колонии - Индии и в джунглях Бразилии. Поэтому общее мировое производство алмазов, как драгоценного камня, было немногочисленным и составляло лишь есколько каратов в год.

Однако в 1870 году огромные алмазные залежи были обнаружены около Оранжевой Реки в Южной Африке. Совсем скоро поле этого открытия, во многих африканских шахтах были разведаны залежи тонн алмазов! Это мгновенно привело к тому, что скоро рынок был заполонен алмазами.

Британские финансисты, которые получали суперприбыли от инвестиций в южноафриканские шахты по добыче алмазов, быстро поняли, что их инвестиции подвергнуты огромной опасности. Инвестировать в алмазы, как в средство накопления, нецелесообразно, так как сам камень имеет немного собственной ценности, например как минерал. К тому же, со временем ограненный минерал теряет свою ценность и тускнеет. Поэтому цена алмазов на рынке зависела только от их РЕДКОСТИ, т.е. от дефицита.

Аналитические центры британских банков-кредиторов предсказывали, что быстро растущее количество шахт в Южной Африке начинает менять мнение людей об алмазах и трансформирует восприятие алмазов в широком сознании, в лучшем случае, только как полудрагоценные камни. Это обстоятельство приведет к тому, что цена на алмазы будет падать в геометрической прогрессии.

4.1. Зарождение мировой алмазной монополии

Главные инвесторы алмазных шахт оказались на грани разорения, вызванного резким обесцениваем рыночной стоимости алмазов. Поняв это, крупнейшие владельцы шахт не находя никакой иной альтернативы, кроме как «сливать интересы в один котёл» решили совместно формировать единую ценовую политику, и, естественно, срочно менять новое представление людей об алмазе.

Монополизация алмазного рынка и создание единственного юридического лица доминирующего на рынке, позволило бы достаточно мощно и эффективно управлять производством и увековечить иллюзию дефицита алмазов.

«Секретное оружие» было создано в 1888 в Южной Африке и названо «De Beers Consolidated Mines» («ДиБирсы консолидированные добычи»). Основателем компании стал Сесил Родес (1853-1902гг), основавший свой бизнес по ссдачи в аренду водяных насосов шахтерам алмазных приисков в Южной Африке в 1971г.

Когда был найден на Колейбурских копиях (ныне Кимберлей) алмаз в 83,5 карата, Сесил понял, что алмазов здесь должно быть много. В результате он стал инвестировать всю свою прибыль в покупку земельных участков у мелких старателей. Вскоре Родес получил финансирование от семьи Ротшильдов, что позволило ему скупить самые перспективные месторождения в Южной Африке.

Так компания DBСM взяла контроль над большинством всех разведанными в то время мировых запасов алмазов. Однако проект работает лишь тогда, когда он невидим. Для этих целей была создана монополия в виде олигополия или сеть взаимосвязанных компаний по всему миру.

В Лондоне, под «Проект» была создана компания с безобидным названием «The Diamond Trading Company» (Компания по Торговле Алмазами). В Израиле компания входящая в проект, была известна как “The Syndicate” (Синдикат). Интересы проекта обслуживала компания с именем "С.S.O.". В литературе я нашел отсылочное значение этой аббревиатуры как «Central Selling Organisation» (Центральная Продающая Компания). Последняя была рукой “The Diamond Trading Company”. В Африке интересы проекта представляла организация, замаскированная под местную Южноафриканскую компанию с филиалами, названными как «Diamond Development Corporation» (Корпорация по усовершенствованию бриллиантов) и «Mining Service Inc.» («Горнодобывающий Сервис»). Перечисленная структура – не только напрямую владела и контролировала всей добычей алмазов, но и владела компаниями, торгующими алмазами в Англии, Португалии, Израиле, Бельгии, Голландии и Швейцарии.

Выстроенная схема сделала “De Beers” самым успешным картелем, который из летописей перекочевал в современную торговлю алмазами. В то время, как цены на предметы потребления типа золота, серебра, меди, каучука и зерна колебались в зависимости от экономических условий, алмазы неукоснительно продолжали расти и их цена продвигается вверх по лестнице начиная со времен великой Депрессии 1930-х. Банковский кризис 2007-2011 г.г. (кризис необеспеченных кредитов и избыточной эмиссии производных ценных бумаг) тоже не повлиял на алмазные котировки. Объемы продаж присел, но цены устояли.

Картель «De Beers» доказал всему миру, что он полностью контролирует и великолепно управляет ценами на алмазы, а так же что он является неприступным ни для кого и неподвержен даже экономическим циклам. В конце 1970-ых даже спекулянты начали покупать алмазы как средство сохранение активов против капризов инфляции и спадов экономики.

Алмазное «Изобретение» или «Проект» гораздо больше, чем просто монополия, созданная для установки алмазных цен. Алмазное изобретение - это механизм для преобразования крошечных кристаллов углерода в универсально признанный символ богатства, власти, мощи и романтизма.

Реализовав проект и достигнув своей цели, концерн «De Beers» стал управлять спросом и поставкой алмазов на рынок.

Однако мысль о том, что имея, по сути неиссекаемые в обозримом будущем и легко добываемые запасы алмазов, «De Beers» вынужден был продавать лишь только его мизерную часть, дабы ныне «пресытить» рынок и не уронить цены.

В результате, задача по увеличению спроса на бриллианты, нашла свое решение в очень замечательном имидж - проекте. Коллеги, будьте внимательны, так как это может вам пригодиться и в ломбардном бизнесе. Итак, «De Beers» удалось убедить сначала жителей Объединенного Королевства и США, а затем мужчин и женщин других стран, что бриллианты имеют не только рыночную стоимость как драгоценные камни, но так же имеют сентиментальную стоимость (sentimental value). Сегодня все англоязычное (и не только) общество верит в то, что именно алмаз является неотделимой частью ухаживания и женитьбы. Каждая девушка Англии, Новой Зеландии, Ирландии, США вспоминает тот день, когда ей подарили «Engagement ring» (кольцо для помолвки) с круглым алмазом. По «приданию» обручальное кольцо для помолвки обязательно должно быть обязательно с одним большим алмазом (soliter diamond).

Далее следует свадьба – и опять, по традиции привитой «De Beers», обязательно надо дарить кольцо с бриллиантом.

Имеются даже специальные тройные кольца, которые собираются по этапам: помолвка-женитьба-рождение ребенка (в Новой Зеландии нам часто закладывают такие кольца). И все они по «приданию» должны обязательно содержать только алмаз.

Но на этом имидж-проект не был завершен. Специалисты «De Beers» понимали, что придет время, когда на рынке будет продано слишком много алмазов. Это означает, что вторичное обращение камней будет невозможно контролировать.

Для того, что стабилизировать рынок и ограничить вторичный оборот алмазов, De Beers придал камням «чувство», которое запрещает «публике» когда-либо перепродавать свои сокровища. Иллюзия должна быть такова, что алмазы были куплены или подарены "навсегда" и никогда не должны перепродаваться. Что бы отбить соблазн купить алмаз с рук, так же была запущена иллюзия, что камень обладает памятью старого владельца.

Таким образом, маркетологи сильно ограничили вторичный оборот алмазов, как со стороны их владельцев (потенциальных продавцов), так и со стороны потенциальных покупателей, желающих купить камень дешевле на вторичном рынке.

Стоит ли ломбардной индустрии ломать десятилетиями создаваемый имидж? Мое личное мнение, что не стоит. Не стоит потому, что: во-первых, это стоит денег и времени. А во-вторых, потому, что ломбарды, как кредитные институты, сами заинтересованы в том, что бы предмет обеспечения по кредиту не обесценивался со временем, а только дорожал. Значит, интересы ломбардной и алмазной индустрий в этом совпадают.

Возразите и скажите, что ломбард заинтересован в увеличении оборота вторичного сырья, а имидж «не покупай вторичное» уменьшает этот оборот? Позвольте не согласиться по тому, что стратегическое направление деятельности современного коммерческого универсального ломбарда отличается от ломбардного бизнеса прошлых столетий: Pawn Shop = Buy-Sell Shop. Дело в том, что буквально до 2005 некоторые ломбарды Новой Зеландии, Австралии и Америки для оформления кредитов использовали схему Buy-Sell (Купил-Продал). Выглядит эта операция как сделка РЕПО или продажа с правом обратного выкупа. Однако, данная операция вызывала много нареканий и прецедентов на этой почве. Например, потому что данная сделка могла считаться мнимой и/или притворной, так как совершена с целью прикрыть иную сделку. Притворная потому, что переход титула собственника совершен для целей прикрытия иной сделки - кредитной. Вопрос дискуссионный и я не буду его развивать в этой книге.

В сентябре 1938, Гарри Оппенгеймер, сын основателя «De Beers», когда ему исполнилось двадцать девять лет, отправился в путь из Йоханнесбурга в Нью-Йорк, с целью встретиться с Джеролдом М. Локком (Gerold M. Lauck). Мистер Локк являлся президентом «N.W.Ayer» - лидирующего рекламного агентства Соединенных Штатов Америки. Выбор был сделан не случайно, так как Локк и компания «N. W. Ayer» были рекомендованы Оппенгеймеру банком Моргана (the Morgan Bank), который помог его отцу объединить «De Beers» в финансовую империю (слияние банковского капитала с промышленным).

Сращивание банковских интересов с производством алмазов базировалась на том, что банкиры (инвесторы) были озабочены отрицательной динамикой цен на алмазы во всем мире.

В Европе, где цены на алмазы были разрушены экономической депрессией, не осталось возможности для восстановления общественной веры в алмазы. В Германии, Австрии, Италии и Испании олицетворении женитьбы или помолвки с дарением кольца с бриллиантом пока еще не было. В Англии и Франции, алмазы все еще оставалось мнение, что алмазы предназначены для аристократов, нежели для широких масс. Кроме того, Европа была на грани войны, что так же сдерживало возможности для увеличения продаж алмазов в Европе. Перечисленные выше обстоятельства в качестве спасительной гавани для концерна «De Beers» и его кредиторов оставались Соединенные Штаты.

Фактически же, в 1938 году, приблизительно три четверти от общего объема проданных алмазов картеля были проданы в обручальных кольцах в США. При этом большинство проданных камней в США имели более низкую стоимость, чем купленные в Европе (примерно 80 долларов за один камень). Поэтому Оппенгеймер и банкиры полагали, что только путем реформирования сознания населения США через рекламную кампанию можно убедить американскую нацию покупать более дорогие алмазы, да и алмазов вообще.

Оппенгеймер предложил Локку, что бы он через его рекламное агентство подготовил План для формирования нового имиджа алмазов среди американцев. Что бы заинтересовать Локка для участия в проекте, мистер Ди Бирс Оппенгеймер пообещал не обращаться ни в какое другое рекламное агентство с подобным предложением и что, если план будет одобрен его отцом, «N. W. Ayer» получит исключительные права для размещения в газетах и на радио рекламных объявлений в Соединенных Штатах.

Последней каплей в предварительных переговорах стало предложение Оппенгеймера оплатить все затраты понесенные рекламным агентством для исследования предстоящей рекламной компании. Господин Локк после этих слов мгновенно принял предложение.

4.2. Маркетинговое исследование

В результате предварительного исследования рынка алмазов в США, сотрудниками «N. W. Ayer» было установлено, что с конца Первой Мировой войны (с 1919г.), суммарное выражение продаваемых алмазов в Америке, измеряемых в каратах сократилось на 50 процентов. В то же самое время, продажа алмазов, представленных в денежном выражении (в долларах США) сократилась почти на 100 процентов. В своем резюме «N.W.Ayer» заключило, что сокращение продаж на рынке алмазов США было: «результатом экономического состояния экономики, изменений в социальных отношениях и рекламировании сравнительного превосходства роскоши" ("the result of the economy, changes in social attitudes and the promotion of competitive luxuries").

Далее Локк заключил, что, конечно же «N. W. Ayer» не может воздействовать на экономику страны, но хорошо слаженная рекламная кампания, работающая как оркестр, способна оказать сильнейшее влияние и сформировать "социальное отношение широких слоев американцев к расширению затрат на приобретение дорогих алмазов, вместо существующей сегодня "конкурентной роскоши ограниченного круга людей".

Результаты рекламной кампании не заставили себя долго ждать. Сознание людей оказалось более мягким инструментом для работы, чем это даже предполагали опытные специалисты из «N.W.Ayer». Реализация рекомендаций проекта проявились в усилении публичного интереса населения Америки к «алмазам с романом». Именно так пропагандировали камни, находящиеся в обручальных кольцах и с вязанных с ритуалом венчания. «Алмаз с романом» имел место быть и в других романтических подарках.

С тех пор, как мы начали рекламную кампанию "молодые мужчины стали покупать более 90 % от общего количества всех проданных обручальных колец" ("young men buy over 90% of all engagement rings") – докладывал Локк. Как оказалось, молодые люди не закрепощены стереотипами и подвержены большему воздействию, нежели более зрелое поколение. Реклама критически внушила им идею о том, что изделия с бриллиантом это единственная возможность доказать свою любовь партнеру. Пресса и шикарные рекламные буклеты гласили: «Алмаз и любовь – слова синонимы», «Не надо слов – алмаз все скажет за Вас» и т.п. Объявления внушили идею, что алмазы это подарок любви и, чем больше и более прекращенный алмаз, тем больше выражение любви испытывает его даритель по отношению к партнеру.

Рекламная кампания сформировала такое отношение к алмазам и у молодых женщин, которые должны были рассматривать алмазы только лишь как неотъемлемую часть любого романтического ухаживания.

С того времени, как План «N.W. Ayer» буквально романтизировал алмазы, рекламодатели чутко следят за проектом при этом постоянно изменяют картину предназначения алмазов. Образ успешного бизнесмена должен «случайно» показывать кольцо с алмазом; публика должна разделить вкус победы с великим спортсменом, который никогда не расстается с принесшим ему удачу бриллиантом; образ красивой женщины на фоне кольца с алмазом т.п.

Рекламное агентство должно использовать все средства для формирования и поддержания спроса на алмазы, например при помощи кинофильмов. Идолы кино, образцы из романа читаемого массовой аудиторией рекламируют алмазы, как символы неразрушимой любви.

Кроме того, агентство «N.W. Ayer» предложило рассказывать обществу истории, с замечательными фотографиями алмазов отобранным журналам и газетам. Эти выделенные издания должны укреплять связь между алмазами и романами. При этом истории обязательно должны в ненавязчивой форме подчеркивать размер алмазов, которые знаменитости подарили их своим любимым и должны содержать фотографии, на которых заметно был бы показан блестящий камень на руке известной женщины.

Модные дизайнеры так же должны быть вовлечены в проект для рассказов об «алмазных трендах» и их сочетании со стилями платья.

План «N.W. Ayer» предполагал использование для рекламы алмазов даже королевскую чету Объединенного Королевства Британии. В пояснительная записка «N.W. Ayer» было сказано, что: "С того момента, как обозначится интерес Великобритании к алмазной промышленности, Королевская пара могла бы оказать огромную помощь алмазной индустрии, нося алмазы, а не другие драгоценности".

Королева Элизабет позже приняла предложение от Ди Бирс и согласилась на хорошо-разрекламированную поездку на несколько южноафриканских алмазных шахт. Там же она приняла себе в дар алмаз от Оппенгеймера.

В дополнение к перечисленным выше планам по формированию спроса и имиджа алмазов, «N. W. Ayer» поместил ряд пышных четырехцветных рекламных объявлений в журналах, которые, занимались формированием мнением у людей по картинам таких известных художников как Picasso, Derain, Dali, и Dufy. Идея дорогих реклам алмазов наряду с картинами преследовало своей целью передать и зародить идею о том, что алмазы, подобно картинам, являются уникальными произведениями искусства. И предметом инвестирования.

К 1941году, рекламное агентство сообщило своему клиенту, что рекламная кампания уже дала свои превосходные результаты: продажа алмазов увеличилась на 55 процентов в Соединенных Штатах начиная с 1938 года. Полученный результат полностью изменил предыдущую нисходящую ценовую тенденцию в розничной продаже.

Однако «N. W. Ayer» не останавливалось на достигнутом и, в очередном отчете о ходе рекламной кампании, делает акцент на необходимость обновления полной концепции рекламной кампании, проводимой с самого ее начала («the conception of a new form of advertising which has been widely imitated ever since»). Новая идея «N.W. Ayer» заключалась, в том, что до этого они делали акцент на прямых продажах (direct sale). Не было никакого фирменного знака или бренда, “который бы мы загнали в умы людей”(«There was no brand name to be impressed on the public mind»). Рекламодатель пояснил, что ранее ыла только идея вечной эмоциональной ценности созвучная со словом «алмаз».

В качестве бренда был выбран изобретенный новый цвет алмаза – синий (голубой) бриллиант. Локк резюмировал, что «Так как алмаз создан, то он должен быть использован в этой новой кампании и, в будущем, мы будем говорить народу, что: «изобретен новый тип искусства… и это новый цвет - голубой бриллиант!».

В 1947 году стратегический план рекламного агентства был сфокусирован на психологическом подходе. «Мы работаем и решаем проблемы в массовой психологии. Мы сконцентрированы на усилении традиций публичного интереса к алмазу как элементу свадебного ритуала и романтизма. Мы должны перенести психологическую потребность на реальный повседневный уровень и поставить алмазы на один уровень с другими необходимыми для жизни человека товарами и услугами", заключил Локк.

Мишенью для обработки была взята аудитория в 70 млн. человек, возрастом от 15 лет и старше. Рекламодатель утверждал, что выбранная опция поможет достичь поставленные цели: «…whose opinion we hope to influence in support of our objectives."

Агентство «N. W. Ayer» красной строкой выделило мероприятие по посещению лекторами высших учебных заведений по всей стране. "Все эти лекции должны вращаться вокруг обручального кольца с алмазом, и должны достигнуть тысячей девочек. Для этого лекции должны быть прочитаны на общих собраниях институтов, классных и неофициальных встречах во всех наших лидирующих образовательных институтах " – было пояснено в меморандуме De Beers.

В 1946 году Агентство организовало еженедельные службы, названные "Персоны Голливуда", которые поддерживались 125-тью ведущими газетами с обязательными описаниями алмазов, которые носили или носят кинозвезды. Новости, которые выставляли на показ алмазы знаменитостей, как символ их романтической вовлеченности в любовные истории.

В 1947 году агентство уполномочило серию портретов "занятого светского человека”. Идея должна была создать престижные "образцы для подражания" для более бедного населения, относящиеся к среднему классу.

В 1948 году рекламное агентство письменно пояснило свою стратегию так: " Мы распылили слово алмазы устами звезд экранов и сцен, жен и дочерей политических лидеров, устами простых женщин, будь то жена бакалейщика или возлюбленная механика, которая говорит, что: «мне жаль, что я не имею то, что она имеет…».

«De Beers» нуждался в лозунге. По мнению Ayer для алмазов в слогане должно быть сочетание выражающее тему романтизма, романа и одновременно законности и уверенности (в крепости отношений например). Поэтому N. W. Ayer придумал такую надпись: "Алмаз это Навсегда" (“A Diamond is Forever”).

Эта надпись небрежно писалась в нижнем углу картины, изображающей двух молодых возлюбленных в их медовый месяц. Даже при том, что алмазы могут физически быть разбиты, могут треснуть и изменить цвет, концепция понятия вечности совершенно захватило волшебные качества, которые рекламное агентство хотело приписать алмазам.

По истечении года со дня вынесенного предложения и начала рекламы девиза " Алмаз это Навсегда", он стал официальным девизом De Beers.

В 1951 году N. W. Ayer обнаружило некоторое сопротивление его миллионно-долларовой рекламе. Это открытие скорректировало его дальнейшую стратегию. А обнаружено было следующее обстоятельство: миллионы невест и девушек, которые должны стать в скором времени невестами подвергнуты, по крайней мере, двум важным образам, которые работают против обручального кольца с алмазом.

Так, среди класса богатых есть сильное убеждение, что отличительной особенностью человека является его интеллектуальность.

Малообеспеченные группы хотели бы показать и выразить себя в том, что они могут себе позволить. Поэтому последние отдавали предпочтение при помолвке или женитьбе подаркам более объемных и дешевых характеристик.

Таким образом, как у первых, так и у вторых бриллиант оставался невостребованным. Для решения этой проблемы, рекламное агентство аргументировало необходимость "осуществить существенное подавление таких понятий встречным имиджем, который должен быть постоянно подвержен огласке, чтобы показать, что только алмаз везде и всюду принят и признан как символ помолвки и женитьбы ".

N. W. Ayer всегда искал новые пути влияния на общественное мнение американцев. Агентство не только организовало выпуск рекламных публикаций называемых «Обручальное кольцо» и «Женские страницы», но так же и приступило к эксплуатации мнения людей через новый, в то время, канал вещания – телевидение. Актрисы и другие знаменитости должны были носить алмазы всякий раз, когда они появились перед камерой. Был создан даже специально "Алмазный Информационный Центр", который был наделен полномочиями наводнения информационного пространства "историческими" данными и "новостями" алмазной индустрии. Ломбардная индустрия так же имеет свой подобный информационный центр, который занимается популяризацией индустрии обеспеченного микрофинансирования, функции которого выполняет NPA (www.nationalpawnbrokers.org).

"Мы упорно трудимся, что позволяет нам держаться и дает нам известность как мировому источнику информации относительно алмазов" - так N. W. Ayer прокомментировало действия рекламного агентства в своем меморандуме De Beers. Далее Ауэр добавил: "поскольку мы сделали это успешно, у нас имеется возможность помочь продвигать алмазы другим торговцам".

N. W. Ayer предложил применить в своей дальнейшей работе Теорию Торстеина Веблена (Mr. Thorstein Veblen) о так называемом «Классе развлечений» (Leisure Class). Исследовав «новый свет» г-н Веблан заключил, что новому английскому обществу на землях Северной Америки, именуемое себя «американцами», мотивировано потребительское отношение к вещам, при чем не по признаку их полезности и необходимости, а по принципу их известности и знаменитости.

"Дорогой подарок с алмазом должен более широко пониматься как символ и успех семейства или конкретной персоны, как выражение социально-экономических достижений " - N. W. Ayer заключил в своем сообщении DeBeers.

«Пропагандировать бриллиант надо как единственно возможный материальный объект, способный отображать индивидуализированным путем человеческий успех в жизни. Начиная с этого момента – рекламная кампания будет адресована не только девушкам и женщинам, но и всем мужчинам мира. Новая реклама должна иметь аромат твида, старой кожи и полированной древесины, которые характерны для хорошего клуба" - уточнил Ауэр.

К концу 1950-ых N. W. Ayer сообщил De Beers, что двадцать лет обработки рекламой произвело сильный эффект на американскую душу. “Новое поколение молодых людей, выросшее под нашей рекламой начиная с 1939 года, достигает брачного возраста. Для этого нового поколения бриллиантовое кольцо считается неотъемлемым атрибутом для всех и каждого. Наши сообщения так успешно внушили молодым людям и засели у них в умах, что те, кто не мог позволить себе купить алмаз для свадьбы, одновременно с отсрочкой покупки, воздерживаются от свадьбы”.

4.3. Интернационализация алмазного проекта

Закончив обработку американцев, в середине 1960-х начинается рекламная кампания по интернационализации алмазного изобретения (проекта).

В качестве главных целей были выбраны три страны: Япония, Германия и Бразилия. Так как N. W. Ayer было, прежде всего, американским рекламным агентством, то ДеБирс для расширения рынка купил рекламное агентство Уолтера Томпсона (J. Walter Thompson agency), которое имело сильные рекламные филиалы в выбранных целевым образом странах.

Десятилетняя работа De Beers по новой экспансии превзошла все ожидания. Например, только рынок Японии, страны, где супружеская традиция пережила феодальные революции, мировые войны, индустриализацию, и даже американскую оккупацию – стала потреблять алмазов на миллиард долларов год!

Однако перепрограммировать азиатский ум было не так уж просто. Дело в том, что до середины 1960-ых, японские родители договорились о браках своих детей через доверяемых посредников. Церемония была серьезной, согласно Закону Шинто (Shinto), невеста и жених пили рисовое вино из одной деревянной миски. Не было не традиционных романов, ухаживания, соблазнения или «предсвадебной любви». Поэтому ни кто не требовал и не думал дарить подарка в виде алмазного обручального кольца. Даже факт, что миллионы американских солдат для прохождения воинской службы были прикомандированы на военную службу в Японию после второй мировой войны и в течении десятилетия прививали японской молодежи американский образ жизни, у японской нации так и не было сформировано никого интереса к алмазам, как к символу любви.

Агентство J. Walter Thompson начало свою кампанию с того, что стала формировать имидж того, что алмазы являются признанной ценностью и искусством в Европе. Для этих целей был создан ряд цветных рекламных объявлений в Японских журналах, в которых красивые женщины показывали их бриллиантовые кольца. Все женщины имели европейскую внешность и были одеты в европейскую одежду. Кроме того, женщины в большинстве рекламных объявлений были вовлечены в некоторую деятельность - типа велосипедного спорта, кемпинга, яхтенного спорта, купания в океане или восхождения на гору.

Этот образ женщины бросил вызов японским традициям. На заднем фоне рекламных фотографий, обычно, был виден японский мужчина, одетый в фешенебельную европейскую одежду. Кроме того, все автомобили, спортивное оборудование и другие экспонаты на картине были узнаваемы как импортные. Сообщение под такими имиджами четко гласили: «Алмазы представляют собой острый разрыв Восточного прошлого и вход в современную жизнь» (“Diamonds represent a sharp break with the Oriental past and a sign of entry into modern life”). Кампания проводилась превосходно и была успешной.

Имидж удачи с подарком алмаза и зависть людей азиатско-африканского вида, Hollywood, 1967г.

Статистика, которую мне удалось найти в библиотечных архивах Оклендского университета, меня ошеломила: Вплоть до 1959 года импорт алмазов был запрещен даже послевоенным японским правительством. Когда началась рекламная кампания в 1967 году, только менее 5 процентов женившихся японских женщин получили бриллиантовое обручальное кольцо. К 1972 году пропорция повысилась и достигла 27 процентов. К 1978 году, уже половина всех японских замужних женщин носили алмазные кольца. К 1981 году приблизительно 60 процент японских невест носило алмазы.

В общем, четырнадцать лет спустя, 1500-летняя японская традиция была радикальным образом изменена. Алмазы стали основным элементом японского брака. Так Япония стала вторым рынком по объему продаж алмазов. Но «пальма первенства» в потреблении обручальных колец с алмазом все-еще принадлежала новой американской нации.

Для Америки, которая по-прежнему оставалась самым важным рынком сбыта алмазов концерна DeBeers, N. W. Ayer констатировало о необходимости создавать новую потребность в алмазах. Для этой цели Ayer предложил «взять в оборот» новую группу американцев – супружеские пары, находящиеся продолжительное время в совместном брачном союзе. Ayer писал: "Сначала леденцы, потом приходят цветы, затем приобретают меха…" ("Candies come, flowers come, furs come…"), но никакие эфемерные подарки не в состоянии удовлетворить психологическую потребность женщины к "возобновлению романа".

N. W. Ayer в сообщении DeBeers писало, что пора запускать новую идею в мозги людей через рекламную кампанию, которая способна привить идею, что подарок второго, третьего и т.д. алмаза, в более зрелых годах брака, является безусловным доказательством "постоянно растущей любви".

В 1962 году N. W. Ayer просил о разрешении "начать формировать сознание американцев, с тем что бы побудить в головах семейных пар долгосрочный процесс накопления алмазов как признак сентиментальной преданности и любви".

De Beers немедленно одобрил рекламную кампанию.

4.4. Миф в опасности

В середине 1960-х годов появились реальные опасения передела алмазного рынка. Все дело было в том, что в начале 1958 года Союз Советских Социалистических Республик (СССР) инвестировал огромные средства в геологоразведку Сибири. В результате интенсивных геологических исследований Советский Союз в своей восточной части (Якутская ССР) обнаружил огромные легко извлекаемые запасы алмазов.

С этого момента De Beers и его альянс больше не контролировали поставки алмазов на рынок. Стало совершенно очевидно, что открытая конкуренция с СССР неизбежно приведут к "колебанию цен" на алмазы, которая постепенно уничтожит миф и тщательно выращенную Гарри Оппенгеймером веру публики в ценность алмаза. К тому же Советский Союз в 60-х годах обладал огромной силой и ресурсами, выиграть в конкурентной борьбе с которым было просто невозможно.

Господин Оппенгеймер, понимая какую опасность имеют открытые залежи алмазов в Сибири и, что это открытие может полностью разрушить его «изобретение», он сразу и прямо предложил Советам сделку названную "единственный канал"("a single channel"). Суть сделки заключалась в том, что бы два крупнейших мировых поставщика алмазов договорились совместно управлять и контролировать поставками алмазов. Так как это было выгодно обеим сторонам, Советы приняли предложение и стали партнером алмазного картеля DeBeers.

В свою очередь DeBeers взял на себя обязательство скупать у СССР все бриллианты по условной цене. Почти все советские алмазы были менее чем ½ карата в неограненном виде, а в СССР не было готовой структуры и специалистов для розничной продажи сотен миллионов бриллиантов. Поэтому тайное соглашение возымело успех.

Гарри Оппенгеймер делая оферту ставил целью не допустить резкого обвала цен на алмазы, что могло произойти если бы Советские Республики начали выбрасывать тонны алмазов на рынок. При этом DeBeers полагал, что ожидаемые объемы добычи алмазов в «Сибирских шахтах» постепенно будет сокращаться.

Гарри ошибался. Запаси Сибири оказались просто неистощаемыми и производят алмазы миллиардные эмиссии (в долларовом выражении) до настоящего времени. Вместо того, что бы сокращать добычу, объемы Якутских алмазов увеличивались и ускорялись невероятными темпами. Инвестировать средства и складировать Советские мелкие алмазы на складах концерн DeBeers не собирался. Но и отказаться от сотрудничества он тоже не мог, так как это было равнозначно банкротству картеля.

De Beers понудили срочно пересмотреть его коммерческую стратегию. Для этих целей De Beers сделал новый заказ в агентство N. W. Ayer с целью проведения новой рекламной кампании. Целью этой кампании было срочно и кардинально изменить один из мифов об алмазе.

Теперь N.W. Ayer должно было сформировать мнение у женщин, что статус и эмоциональное обязательство не имеет явной корреляции с его размером. "Стратегия для продажи мелких алмазов" была выделена красной нитью в очередной новой кампании. Поэтому акцент был сделан на том, что "важность качества, цвет и огранка" выше его размера. Теперь на всех рекламных картинах колец с бриллиантами фразы “до 2-карат” были заменены фразы на: «до1/4 карат».

Кроме этого, рекламное агентство начало международную кампанию с изображением драгоценных камней весом всего в одну десятую карата. При этом таким мелким алмазам были приданы те же эмоциональные качества и важность, как и большим камням. Выпуски новостей пестрили разъяснениями о том, что теперь женщины должны думать об алмазах, как об объектах восхищения, независимо от их размера. Новое видение было таково, что мелкий алмаз может быть таким же совершенным, как и большой алмаз.

С целью реализации мелких алмазов, закупленных по соглашению у Советского Союза, DeBeers изобрел "кольцо вечности" ("eternity ring"). Изобретение заключалось в том, что такое кольцо создавалось из двадцати пяти крошечных Советских алмазов.

При этом продажа данных колец должна была производится для целевой аудитории. Спрос на эту категорию колец так же был создан искусственно, путем рекламного воздействия на американскую публику. Продавать данные алмазы предполагалось зрелым женатым женщинам. Рекламная кампания для этой категории людей базировалась на теме «возвращенной любви». Доказательством желанного (снова возвращенных чувств) служило, по замыслу Ayer, именно кольцо из миниатюрных бриллиантов.

На экранах появились респектабельные ролики с бархатным голосом за кадром: «Прошли годы, дети выросли, пора делать подарок к 25-тилетию совместной жизни. Алмаз – это навсегда».

За многолетнюю работу в ломбардном и ювелирном бизнесе в Новой Зеландии мне часто приходилось встречать такие кольца у женщин старшего поколения, которые абсолютно убеждены в их непревзойденной сентиментальной ценности (sentimental value).

Таким образом, посредством изложенного выше нового этапа проекта, южноафриканская корпорация решила вопрос с приспособлением запасов алмазов СССР. Новая кампания принялась на «Ура» и имела потрясающий успех.

В результате средний размер проданных алмазов упал от одного карата в 1939г. до 0,28 карат в 1976 году. Именно такой средний размер алмаза (после его огранки) добывался в Сибири России (Якутская ССР) и распространяется De Beers по всему миру до настоящего времени.

Однако, приучив американское общество покупать мелкие алмазы, у потребителей сформировалось мнение, что большие алмазы являются показными и, чуть ли, не вульгарными. К середине 1970-х начатая рекламная кампания мелких алмазов стала очень успешной.

Агентство N.W. Ayer в своем отчете о проделанной работе и о дальнейшей стратегии в 1978 году писало: “Проблема с объемами поставки алмазов усиливается, что имеет значительный эффект на ценообразование стоимости алмазов на рынке”. В результате проведенной агентством успешной политики ценообразования, дистрибьютеризации и рекламных трюков, за 16 лет удалось сформировать в мозгах людей потребность в мелких алмазах, которая значительно превышает размеры их поставок”. И это даже при условии, что поставка алмазов в их абсолютном выражении устойчиво увеличивалась. В то время, когда возросший спрос на мелкие алмазы не был обеспечен объемами поставок, агентство N.W. Ayer сообщало, что: "продажа камней больших размеров (1 карат и более) ... имеет вялый темп в последние три года". Завершая свой меморандум-отчет Ayer заключает, что из-за такой рекламной политики "большие камни обесценились на 20 %".

Однако и дефицит мелких алмазов оказался временным. И снова проблема шла из СССР, потому, что Советские алмазы продолжали течь неиссякаемым потоком в Лондон. При этом объемы поставок постоянно увеличивались в арифметической прогрессии.

Стратегические аналитики DeBeers сделали заключение, что поставки алмазов из СССР в скором времени не смогут быть закрыты «кольцом вечности» на американском и британском рынках. Стратеги указывали на необходимость освоения новых рынков сбыта мелких алмазов, рынков вне Соединенных Штатов и Британии.

Даже притом, что концерн De Beers имел огромный успех в мгновенном создании алмазной "традиции" в Японии, реклама не дала ожидаемого результата ни в Бразилии, ни в Германии, ни в Австрии и даже в Италии. Платя высокую стоимость за поглощение советских алмазов каждый год, De Beers удерживал Советский Союз , по крайней мере временно, от принятия каких-либо непредсказуемых поступков, которые могли бы уничтожить ценность алмазов на мировом рынке. Как мы говорили выше, СССР со своими запасами в Якутии и темпами добычи мог за несколько месяцев наводнить мировой рынок алмазами и полностью их обесценить в сознании людей.

N. W. Ayer аргументирует, что "реклама ювелирных изделий с мелкими камнями "не может полностью отменить рекламу камней больших размеров. Серьезные проблемы в торговых отношениях после 15 лет стрессовой работы с мелкими камнями, не должны отменить все остальные программы". Поэтому агентство предложило изменить акцент в рекламной кампании и представление алмазов для американской публики.

В рекламных объявлениях 1978-го года появились фотографии алмазов размером в карат вместе с фотографиями алмазов меньших размеров. В этот момент были возобновлены "информативная" и “эмоциональная" рекламные компании, которые теперь были направлены на то, что бы переориентировать вкус потребителя и создать высокие ценовые перспективы для одного солидного камня («солитер»), по сравнению с кольцами, имеющими мульти - алмазные украшения мелких размеров.

Другие "стратегические обработки" публичного сознания рекомендовали потребителю отдавать предпочтение крупным алмазам, дабы восстановить статус большого алмаза. "Фактически, это рекламная кампания будет полной противоположностью программе по рекламе мелких камней, проводимой с 1965 г. до 1970г." говорит Ауэр. Утвержденный DeBeers новый рекламный бюджет в 9,69 миллионов долларов, утвердил у N. W. Ayer уверенность в том, что все-таки возможно "переориентировать" сознание потребителя на крупные камни.

N. W. Ayer узнает из опроса, выполненного по заданию фирмой Daniel Yankelovich Inc., что подарок алмаза содержал важный элемент удивления, неожиданности и сюрприза. "Приблизительно половина из всех подаренных ювелирных изделий с алмазами, мужчины покупали и дарили их без участия женщины как будущего их получателя", было указано в исследовании.

N. W Ayer проанализировало фактор «сюрприза» и сделало вывод, что: «Женщины находятся в единодушном согласии с собой быть удивленными подарками. Удивленными они хотят быть с целью получения острых ощущений от неожиданного подарка. При этом рассудок находился позади ложного желания и, как бы, был "свободен от обвинений ". Некоторые из женщин при опросе сказали, что если бы их мужья для приобретениям им подарка (подобно алмазным драгоценностям) советовались бы с ними, то их практическая женская природа реализовалась бы и они были против приобретения.

Интересно и то, что женщины не были удивлены подарками изделий с алмазами: объясняется это тем, что приблизительно 84 процента мужчин верили и "знали, что так или иначе", в качества подарка женщины желают именно алмазные драгоценности. Исследование показало, что "процесс дарения подарка включает два этапа: сначала, мужчина узнает, что алмазы – “o.k.” от женщины. После этого этапа он (мужчина) приобретает подарок с алмазом, для того, того что бы “удивить” женщину.

Через серию "проективных" психологических вопросов, предназначенных для того "чтобы вытянуть из опрашиваемого его самые внутренние скрытые чувства об алмазных драгоценностях "("to draw out a respondent's innermost feelings about diamond jewelry"), была сделана попытка оценить играемую полупассивную роль женщины в получении (приобретении мужчиной) алмазов.

Мужские - женские роли, казалось, напоминали и были близки к отношениям полов в Викторианских новеллах. Мужчина играет доминирующую, активную роль в процессе выбора и приобретения подарка. Роль женщины – более тонка, более гибка, более загадочна. Женщина кажется верящей в то, что в получении кольца с бриллиантом есть что-то важное. При этом, обратите внимание, женщины, говоря в интервью о больших алмазах, использовали такие описания как "роскошный, безвкусный, преувеличенный" или говоря другими словами – неподходящий.

И, тем не менее, проведенный анализ дал свой результата. Удалось установить, что: "В высказанных отрицательных отношениях тайно хоронится что-то такое, что вероятно и является первичной движущей силой для того, чтобы приобрести их. Алмазы - традиционный и заметный символ достижения статуса и успеха".

В заключении по проведенному анализу было указано, что: "женщина может легко чувствовать, что алмазы 'вульгарны' и, в то же время, быть очень восторженной при их получении". Элемент удивления (неожиданности), даже если это выглядит притворно, играет ту же самую роль обнародования согласия в случае принятии алмазного подарка, равно как и согласие в сексуальных соблазнениях. Тот факт, что женщина сама активно не участвовала в выборе алмазного украшения - позволяет женщине притворяться. Таким образом, женщина сохраняет и ее невиновность (это же не ее решение) – и алмаз (вместе с ее поклонником J).

Для рекламируемых алмазов в конце 1970-х, значения этого исследования были очевидны и ясны: следует побуждать мужчин покупать алмазы для женщин с акцентом на эмоциональное воздействие подарка, с акцентом на "удивление и неожиданность". В заключительном анализе мужчина был сориентирован не на ценность, эстетику или традиции, а к ожиданию того, что "любовный подарок" увеличил бы его статус в глазах женщины. С другой стороны, женщина принимала подарок как материальный символ ее статуса и ее достижений.

К 1979 году N. W. Ayer помогло De Beers увеличить продажи алмазов в Соединенных Штатах Америки до уровня 2,1 миллиарда долларов, по сравнению с 23-мя миллионами в 1939 году. Через сорок лет объемы продаж увеличились в 91 раз! При этом расходы на рекламные объявления, которые начались на уровне 200 тыс. долларов в год и постепенно достигли величины в 10 миллионов долларов в год и при сопоставлении с объемами продаж алмазов оказались просто отличными инвестициями ($1 вложенный в рекламу дал $212 прибавочного заработка).

Коллеги, как вы считаете, ломбардная индустрия должна работать над своим имиджем и формировать спрос на наши услуги? Мне кажется, что грамотно позиционированная реклама ломбардной индустрии и ее продуктов, формирование позитивного, уважительного имиджа бизнеса – это отличные инвестиции для нас с вами.

4.5. Иллюзия ценовой стабильности

За исключением тех немногие алмазов, которые выбыли из обращения, добытые, ограненные и проданные алмазы находятся сегодня на руках у населения. Приблизительно 170 миллионов женщин носят алмазы, в то время как миллионы других удерживают их в коробках в сейфах или несгораемых шкафах, как семейные реликвии. По самым консервативным оценкам на руках у населения находится более 600 миллионов каратов ограненного алмаза (бриллиантов). Этот объем в пятьдесят раз больше чем объем добываемых алмазов картелем в любой из прошедших годов. Объем алмазов более половины миллиарда карат накапливался производством от всех мировых алмазных шахт и продавался ювелирами по всему миру. В случае, если в один момент люди начнут избавляться от их алмазов, цена алмазов на рынке не сможет быть поддержана никакими силами. По этому с целью сохранения алмазного изобретения публика должна иметь табу, жесточайший запрет для расставания со своими алмазами.

В развитии своей стратегии для концерна De Beers, N. W. Ayer в 1953 году сказал: "По нашему мнению б/у алмазы находятся в ‘надежных руках’ так как они широко распылены среди индивидуумов, которые лелеют свое имущество ценя его намного выше, чем оно стоит реально на рынке". De Beers и N. W. Ayer были убеждены в том, что " надежные руки" принадлежали женщинам, которые в психологическом аспекте воспитаны на том, что бы никогда не продавать их алмазы. Создание таких условий не могло быть достигнуто только путем помещения рекламных объявлений в журналах. Публика хранящая алмазы, в том числе те, кто унаследует эти алмазы, должна быть убежденна в том, что алмазы сохранили и будут сохранять их денежно-кредитную ценность (кредитную это для нас с вами). По этому, если бы «хранители алмазов» видели колебание цен на алмазном рынке, то они бы предприняли попытку избавиться от алмазов, чтобы заместить предмет инвестирования на другой вид актива. В результате розничный рынок стал бы хаотичным и волотильным. Однако цены постоянно растут и растут благодаря тому, что De Beers поддерживают, по крайней мере, иллюзию ценовой стабильности.

В годовом отчете концерна DeBeers за 1971 год, мистер Гарри Оппенгеймер объяснил уникальную ситуацию с алмазами следующей фразой: "Высокий уровень контроля является необходимым для благосостояния индустрии не потому, что продукции произведено чрезмерно много или спрос на нее падает, а просто потому, что широкие колебания цен, которые произошли оправданно или нет, принятые как нормальное условия для большинства товаров и запасов, в алмазной индустрии может быть разрушительным для общественной веры в алмазы как в тип роскоши, большие запасы которых имеет широкая публика “.

В периоды, когда объемы добычи шахтами алмазов временно превышает объемы потребления (спрос) – баланс удерживается «запланированными браками» в Соединенных Штатах и Японии и для этих пар делаются специальные льготные условия, т.е стимулируется спрос. Так же картель может сохранить иллюзию ценовой стабильности за счет урезания объемов поставок алмазов дилерам в Лондон или иной регион. Огромная работа по ценообразованию ведется постоянно для того, что бы широкая публика никогда не увидела падения цен на алмазы, так как если это произойдет будет невозможно остановить возбужденное население и публика начнет продавать свои алмазы. А коли настолько огромный запас алмазов (более 600 миллиардов каратов) когда-либо достигнет рынка, то даже De Beers и все ресурсы Оппенгеймер не смогут предотвратить резкого падения цен на алмазы.

2.4.6. Инвестиционные алмазы

Инвестиции в отдельные алмазы и их перепродажа с целью извлечения прибыли не приносит прибыли. В 1970г. лондонский журнал «Money Which?» решил протестировать алмазы как инструмент для инвестиций сроком на десять лет. Для этих целей было куплено два качественных алмаза приблизительно ½ карата каждый из одного самого уважаемого ювелирного дилера алмазов в Лондоне за 400 фунтов стерлингов (тогда стоящих приблизительно тысячу долларов США).

Почти девять лет эти два алмаза хранились в запечатанном конверте в хранилище. В течение этого же самого периода времени Великобритания испытала инфляцию, которая держалась на уровне 25-ти процентов в год. Следовательно, для алмазов как предмета инвестиций, средств накопления и сбережения, чтобы компенсировать инфляционное обесценивание британского фунта, они должны были подражать, по крайней мере, на 225 процентов к 1978г.

Однако, когда редактор журнала мистер Дейв Уоттс (Mr. Dave Watts) пробовал продать эти алмазы в 1978, то он не нашел ни одного ювелирного магазина, ни одного оптового дилера Лондонском районе Hatton Garden (центр ювелирной торговли Лондона) которые бы были готовы заплатить рассчитанную цену. Большинство магазинов отказалось платить любые наличные деньги за эти алмазы вообще.

Данный факт говорит о ликвидности предмета инвестиций и неэластичном спросе на алмазы. Самым высоким предложением, полученным Дейвом были 500 фунтов. При этом из полученных 500 фунтов доходом являлись только 100 £, полученные за период в более чем восемь лет или, что является олицетворением доходность инвестиций в размере менее чем 3 % в год. В результате Дейв Уоттс подвел итог эксперимента журнала, говоря о том, что: " алмазы, как 8-летний инвестиционный инструмент, доказали низкую доходность". Вся проблема при реализации единичных алмазов состояла в том, что цену на такую партию алмазов определяет не продавец, а покупатель.

Журнал провел другой эксперимент для того, что бы определить как изменяется цена на бриллиант большего размера. Для этой цели в 1970 году был приобретен алмаз размером 1,42-карата за £ 745 фунтов стерлингов. В 1971 году наиболее высокой ценой предложенной за этот камень была £568. Вместо того, чтобы продавать алмаз с такими огромными потерями, Дэйв решил продлить эксперимент до 1974 года. Максимальное предложение, которое он получил в 1974 году составило 1 000 £.

Продажа алмазов в розницу, т.е. не на оптовом рынке, может иметь чрезвычайно печальные последствия. Так, в 1978 году, одна богатая женщина Нью-Йорка решила обратно продать бриллиантовое кольцо, которое она сама купила двумя годами ранее. Куплено кольцо было в фирменном магазине “Tiffany” за 100 000 долларов США, как дополнение к ее жемчужному ожерелью, к которому как она представляла, подходит это кольцо. Женщина читала об "алмазном буме" в журналах новостей и надеялась, что она сможет получить прибыль от инвестиций в бриллианты.

Однако, вместо этого, старший продавец объяснил, что «Tiffany» имеет строгую политику, запрещающую выкупать проданные вещи. Однако он уверил ее, что ее алмаз является чрезвычайно ценным и предложил посетить другой ювелирный магазин на 5-й авеню (Fifth Avenue). Женщина пошла от одного ведущего ювелира к другому пытаясь продавать ее алмаз. Один магазин предложил обмен этого драгоценного камня на другой. Два других ювелира предложили поместить алмаз на витрину для продажи на комиссионной основе. При этом ни один ювелир из полдюжины ювелиров, которых обошла женщина, не предложил ей ее наличными 100 000 долларов за ее камень. В итоге женщина бросила хождения и…решила хранить алмаз.

Магазины, продающие в розницу алмазы, всегда должны выглядеть фешенебельно. Примером может служить престижная сеть «Fifth Avenue» (Пятая Авеню). При этом продавцы бриллиантов в розницу обычно не покупают алмазы обратно у клиентов. Не покупают потому, что их предложения будут очень низки относительно продажной цены бриллиантов. Внутренняя политика организаций продающих бриллианты в розницу обычно предусматривает повышение продажных цен алмазов от 100 до 200 процентов от цены их приобретения на оптовом рынке. Поэтому все ювелиры предпочитают не выкупать у клиентов алмазы, дабы не называть их истинную цену и не оскорбить клиента тем самым. Более того, такие предложения могут подсечь мнение о том, что бриллианты все время растут в цене.

Кроме этого, многие продавцы бриллиантов в розницу получают их от оптовых торговцев по договору консигнации, т.е. не платят за поставленные алмазы до того времени, пока алмазы не будут проданы («под реализацию»). Выкупать за свои собственные деньги алмазы у клиентов и ждать когда купят эти алмазы, продавцы алмазов в розницу не желают.

Поэтому, вместо того чтобы предлагать клиенту только лишь долю заплаченных им ранее денег за тоже изделие, торговцы алмазами отправляют клиента к розничному покупателю алмазов, т.е. в ЛОМБАРД. Справедливости ради надо сказать, что лишь немногие Ломбарды специализируются на оценке алмазов. Связано это с тем, что такая работа требует высокого профессионализма .

В Новой Зеландии ювелиры обычно могут порекомендовать ювелирный магазин Ломбарда “Express-Loan”, расположенный в деловом и финансовом центре Новой Зеландии г. Окленда, в Медов Банке.

Для целей работы с богатыми клиентами мы специально сделали отдельную комнату ожидания и комнату для работы по скупке бриллиантов. Комната больше напоминают очередь людей, ожидающих прием к зубному врачу. Обычно комнаты переполнены пожилыми женщинами, которые сидят нервно на пластмассовых стульях и ждут когда будут высвечен их номер для приглашения к специалисту Ломбарда для выкупа алмаза. Один за другим, они проходят в небольшую комнату, где оценщик тщательно исследует их алмазы и делает им предложение на их выкуп за наличные деньги.

“Мы обычно не может заплатить больше чем 90 процентов от оптовой стоимости алмаза” - говорит оценщик The Pawnshop “Express-Loan” госпожа Марис Стивенс.

“В большинстве случаев мы должны заплатить меньше реальной стоимости алмаза, так как нам приносят алмазы, установленные в старом изделии и который должен быть извлечен из него. Кроме этого, мы можем допустить погрешности в оценке, что очень возможно, потому что мы оцениваем алмаз в изделии”- говорит Елена Андросова (Helen Androsov), СЕО The Pawnshop “Express-Loan”. «После покупки изделия, мы удаляем алмазы из изделий, - продолжает госпожа Андросова, а изделия продаем потом как отходы. Алмазы перепродаем оптовым торговцам».

Из-за сильного отличая в ценах реализации алмазов в розницу и их оптовыми ценами, продавцы - индивидуалы часто несут огромные потери от перепродажи алмаза, купленного в ювелирном магазине.

Госпожа Стивенс говорит, что: «…наша компания кольцо с бриллиантом в ½ карата оценит в 600 долларов, в то время, как такое же кольцо в соседнем ювелирном магазине стоит более 2 000 долларов в розницу…».

Оценщики The Pawnshop “Express-Loan” исследуют тысячи алмазов в месяц, но редко оценивают алмаз по его реальным максимальным качествам. Почти все алмазы, которые проходят оценку немного повреждены, не обладают полным спектром (бесцветны) или вообще являются алмазами промышленного сорта.

Коллеги, я вам хочу сказать, что в основном, когда покупается бриллиант, женщины обращают больше внимание на его размер, а не на свойственные ему качества. А бывает очень часто, что оправленный бриллиант часто под зажимами скрывает недостатки и включения. Алмаз же инвестиционного сорта почти никогда не будет вставлен в изделие как часть драгоценности".

Аналогичные услуги по выкупу алмазом в розницу занимаются наши коллеги в США. Продавцы ювелирных магазинов, продающих бриллианты, наиболее часто рекомендуют Нью-Йоркский Ломбард «Empire Diamonds Corporation» (www.dialadiamond.com), который расположен на шестьдесят шестом этаже здания the Empire State Building в центре Манхэттена.

Многие из пожилых женщин, которые приносят их драгоценности в Express-Loan, Empire Diamonds или другой Ломбард оказывающий эксклюзивные услуги по выкупу дорогих бриллиантов, были жертвами краж или грабежей и опасаются хранить драгоценности у себя.

Хочется отдельно отметить, что воры и грабители не могут спокойно продать бриллиант, так как это им сделать не так уж просто. Дело в том, что когда подозрительно выглядящие персоны приходят в наш ломбард «Express-Loan» с дорогими алмазами, их попросят подождать в комнате ожидания и вызывается полиция. Вот лишь один пример из практики.

В январе 2005 года неопрятный юнец вошел в Express-Loan с мешком, полным драгоценностей. Происхождение изделий молодой человек объяснил как «сбережения бабушки» и "семейные реликвии". Когда оценщик сказал, что несколько алмазов искусственные и не представляют ценности, юноша небрежно бросил их в мусорную корзину. После этого наш эксперт-оценщик немедленно вызвал полицию.

По этому, обычно, краденые изделия не приносят к официальному оценщику в ломбарде, более того там потребуют паспорт и запишут все персональные данные. Жулики сбывают краденые алмазы на блошиных рынках, на улицах и других неофициальных местах. При этом преступники часто продают краденые алмазы за гроши.

Так, например, в 1979 году полиция Нью-Йорка раскрыла кражу алмаза, застрахованного на 50 000 долларов. Преступник продал этот дорогой камень на улице всего за 200 долларов. Однако скупщик не смог реализовать дорогой алмаз на блошином рынке и обратился с предложением в Ломбард. Так как алмаз был очень редкий и находился в розыске – полиции не составило труда опознать этот камень.

 В то время, как одни люди пытаются продавать алмазы и испытывают разочарование из-за очень низкой предложенной им цены выкупа, в газетах рассказывают истории и сплетни о том, как алмазы были перепроданы с огромной прибылью. Это различие имеет место быть потому, что эти рассказы в газетах ведутся не о типичном бриллиантовом кольце, которое женщина отчаянно пытается продать, бегая от одного Ломбарда к другому, а речь идет об экстраординарном алмазе, принадлежащей кинозвезде и которая перепродала его с огромной прибылью.

Легенда, созданная вокруг так называемого Алмаза "Элизабет Тэйлора" ("Elizabeth Taylor") – актуальна и по сегодняшний день. Это грушевидный алмаз, который весил 69, 42 карата. Этот алмаз после его огранки и полировки стал пятьдесят шестым по величине алмазом в мире и одним из немногих алмазов таких размеров, находящихся в частных руках.

4.7. Алмаз в конверте

Серьезная угроза Стабильности алмазного изобретения (Проекта) проявилось в конце 1970-х годов в Соединенных Штатах Америки из-за того, что спекулянты стали продавать "инвестиционные" алмазы.

Большое количество мошеннических инвестиционных фирм, большинство из которых находилось в штате Аризона, начали обзванивать потенциальных клиентов. Номера телефонов и данные людей, попавших в базу данных, были выбранных из различных списков профессиональных брокеров и инвестиционных фондов. В предполагаемую аудиторию «для работы» были включены люди, которые недавно продали свои акции и/или недвижимость и теперь находились в раздумье как сохранить и приумножить наличные.

"Операторы котельной" ("Boiler-room operators"), многие из которых работали ранее на радио и телевидении дикторами, хорошо поставленным голосом убеждали аудиторию покупать продаваемые по почте бриллианты (mail-order diamonds). Потому что «алмазы – это отличные инвестиций», убеждали ораторы. Людям, которые держали на руках деньги, внушали, что инвестиции в алмазы более безопасны и выгодны, чем в акции или облигации.

Многие из недавно созданных фирм также проводили семинары о том, как правильно инвестировать в алмазы и почему следует инвестировать именно в алмазы ("diamond-investment seminars"). Проводились такие семинары, как правило, в дорогих курортных отелях, где лекторы представляли публике внушительные графики, динамику, проспекты и прогнозы.

Помогал лекторам хорошо разработанный сценарий и несколько зазывал, которые находились в аудитории. Лекторы семинара продавали запечатанные пачки алмазов аудитории. При этом ораторы часто играли на возрастной психологической панацеи: опасении пожилых людей-инвесторов того, что их родственники могут «захватить» их наличные активы. Лекторы говорили, что инвестиции в алмазы позволяют сокрыть наличные, так как хранить их можно тайно в любом месте.

Запечатанные пачки, распределенные на таких семинарах и через почту включали удостоверения-сертификаты, гарантирующие качество алмазов при условии соблюдения требований по хранению. Основным требованием было то, что сертификаты качества сохраняют свою силу только в том случае, если конверт не открыт.

Клиенты, которые нарушили это правило и сломали сургучовую печать, узнавали от независимых экспертов ломбардов, что их алмазы были более низкого качества, нежели это было указано в сертификате. Более того, многие запечатанные в конверт камни не могли быть проданы вообще (ничего не стоили).

Жалобы распространились настолько быстро, что в 1978 году, генеральный прокурор Нью-Йорка завел дело под названием "Алмазная целевая группа", чтобы расследовать сотни заявлений о мошенничестве.

Некоторые из предпринимателей были относительными новичками в алмазном бизнесе, но имели богатый послужной список на операциях с ценными бумагами:

1. Рэйбурн Мартин (Rayburne Martin), который перешел из De Beers Diamond Investments Ltd. (не имеет никакого отношения к алмазному картелю DeBeers) в общество с ограниченной ответственностью «Тель-Авивская адмазная инвестиционная компания» (Tel-Aviv Diamond Investments, Ltd.). Обе компании находились в Скоттсдейл, штат Аризона. Ранее Мартин имел запись в послужном списке о растрате и нарушениях закона о ценных бумаг штата Арканзас. Более того, Мартин скрывался от правосудия в течение большей части всего периода его нахождения в алмазной торговле.

2. Гарольд С. Мак Клинток (Harold S. McClintock), также известный как Гарольд Сажер (Harold Sager), был осужден за мошенничестве с акциями в Чикаго, который до того как помог организовать DeBeers Diamond Investments Ltd., имел отношение к скачку продаж серебряных слитков в 1974 году.

3. Дон Хай Шур (Don Jay Shure), который организовал создание второй DeBeers Diamond Investments Ltd. в Ирвине, штат Калифорния, имел также до этого судимость за мошенничество.

4. Бернхард Дорман (Bernhard Dohrmann), "директор по маркетингу" международной алмазной корпорация. Отбывал тюремное наказание за мошенничество в 1976 году.

5. Дональд Никсон (Donald Nixon), племянник бывшего Президента США Ричарда М. Никсона и «финансист-беглец» Роберт Л. Веско (Robert L. Vesco). Генеральным прокурором Нью-Йорка оба были обвинены в участии в 1970-е годы в телефонной, радио и телевизионной кампании, оказывающей давление на население с целью продать "переоцененные или ничего не стоящие алмазы".

Среди продавцов алмазов в запечатанных конвертах также было множество бывших профессиональных брокеров, которые специализировались на продаже запечатанных алмазов государственным и частным пенсионным фондам.

Тем временем в Лондоне, настоящий производитель алмазов - реальный картель «De Beers», задыхающийся от множества поддельных «предпринимателей», использовавших его имя, решил исследовать потенциальный рынок драгоценных камней, как инвестиционного инструмента и вытолкнуть с рынка частных спекулянтов.

В марте 1978 года было объявлено о создании «алмазного братства» ("Diamond fellowship"). Попасть в члены этого, по сути религиозного общества, могли только отобранные ювелиры-продавцы алмазов в розницу. Каждый ювелир, который участвовал в этом обществе, должен был заплатить товариществу 2 000 долларов вступительный взнос. Взамен, участник оплативший взнос, получал набор удостоверений для продажи алмазов инвестиционного сорта, формы гарантийных контрактов для обратного выкупа алмазов (buy-back) и рекламный материал.

Кроме этого предлагалась обучение ювелиров для совершения операций с инвестиционными алмазами, так как продавать неоправленные алмазы придется совершенно новой категории клиентов – инвесторам, которые не собираются носить и выставлять напоказ свои камни.

Отобранные продавцы для розничных продаж алмазов стали продавать неоправленные камни, вместо прелестных ювелирных украшений, с удостоверениями, гарантирующими их ценность. Наиболее широким спросом пользовался ценовой диапазон инвестиционных алмазов от 4 –х до 6 –ти тысяч долларов.

De Beers честно вошел в инвестиционный алмазный бизнес, принеся сотрясение алмазной индустрии. DeBeers всегда настоятельно выступал против продажи в розницу "инвестиционных" алмазов. Негативное отношение к такой категории алмазов было обосновано тем, что клиенты теряли сентиментальное отношения к таким алмазам, а значит, их покупают именно с целью спекулятивной перепродажи, что, в конечном счете, приведет к острым ценовым колебаниям.

De Beers изменил свою политику и перешел к торговле «инвестиционными» алмазами вовсе не потому, что он решил поощрить спекулятивную лихорадку, захватившей всю Америку и Европу. Как пояснил один из членов Правления картеля DeBeers: «Просто мы неимели выбора…». Многие основательно устоявшиеся алмазные дилеры сломя голову помчались на инвестиционное поле и стали продать алмазы финансовым учреждениям, пенсионным фондам и частным инвесторам.

Совсем скоро в алмазной индустрии Нью-Йорка сложилось мнение, что продавать неоправленные алмазы инвесторам стало намного выгоднее, чем продажа таких алмазов вместе с ювелирными изделиями в магазинах.

К началу 1980 года, Дэвид Бирнбаум (David Birnbaum), лидирующий дилер Нью-Йорка, оценил, что почти одна треть из всех алмазных продаж в Соединенных Штатах в долларовом эквиваленте, составляли именно неоправленные инвестиционные алмазы.

"Всего лишь пятью годами ранее, инвестиционные алмазы были только лишь незначащая часть бизнеса " сказал г-н Бирнбаум. Даже если бы DeBeers не одобрил и не вошел на этот новый рынок алмазов, это никоим образом бы не отразилось на одной трети всего торгового оборота алмазами.

Чтобы получить прибыль, рано или поздно, но инвесторы должны были найти покупателя, который был бы готов заплатить большую цену, чем когда-то они заплатили за эти алмазы. Вот на этом этапе, этапе продаж, инвесторы столкнулись с теми же самыми проблемами, которые возникают при продаже алмазов в изделиях (помните историю о женщине, безуспешно пытавшейся продать свой 100 тысячный алмаз). Дело в том, что нет унифицированного открытого рынка розницы бриллиантов, где можно было бы спрос и предложение привести к единому знаменателю.

В 1977 году Jewelers' Circular Keystone обобщил информацию по ценам магазинов, в которых продавали и выкупали инвестиционные бриллианты. Вывод был просто шокирующим, так как различие составило более чем 100 процентов по тому же самому качеству инвестиционного сорта алмазов. Кроме того, многие инвесторы, купившие алмазы по розничной стоимости, вынуждены их продавать по оптовой цене, т.е. с убытками.

Журнал Форбес (Forbes) в 1977 году указал на то, что: "Средний инвестор не имеет выхода на оптовый рынок и поэтому, он не может продать свои единичные алмазы на оптовом рынке. Поэтому они спрашивают ломбарды и ювелиров выкупить у них инвестиционные алмазы, которые выкупают их по цене, которая ниже не только продажной розничной цены, но и которая ниже даже цены на оптовом рынке на 30 процентов». Как мы сказали выше, различие между оптовыми ценами на алмазы и их продажной ценой в розничной торговле - обычно составляет не менее 100 процентов. Добавьте еще 30 %-й дисконт ломбарда и получается, что за купленный алмаз, скажем за $3000, - будет предложено максимум $1050.

Один из дилеров инвестиционными алмазами предсказывал, что время таких продаж заканчивается: “Все те врачи, адвокаты, и другие дурашки, которые купили алмазы по телефону скоро достанут их из их своих несгораемых шкафов и сейфов и будут пытаться их продать”.

Другой дилер нарисовал мрачную картину того, что случится, если все накопленные алмазы будут внезапно выброшены на продажу спекулянтами: "Инвестиционные алмазы покупались по цене $ 30 000 карат не потому, что какая-либо женщина хочет или будут их носить на пальце. Инвестор их покупал потому, что он верил в то, что он сможет его продать за сумму в $50 000 за карат. По этому, он (инвестор) мог залезть в долги для того, что бы получить положительный леверидж (прибавочный продукт на спекулятивный капитал) от суммы первичных инвестиций. Когда цена начинает снижаться, каждый мгновенно будет пробовать продать эти алмазы. В конце, конечно, не будет желающих купить карат за $30 000 или даже за $15 000. Вот на этом рубеже, т.е. рубеже, когда отдача от инвестиций не перекрывает даже основного долга (если деньги заемные), начнется паническое бегство, чтобы продать инвестиционные алмазы. Газеты начнут писать истории о большом алмазном крахе. Инвестиционные алмазы составляют, конечно, только маленькую долю алмазов, приобретенных публикой, но когда женщины начинают читать об алмазном крахе, они тоже возьмут их алмазы для того что бы их продать в розницу ломбардам. На этом этапе эти женщины узнают, что алмазы, которые они купили много лет назад не только не выросли в цене, а еще и стоят намного меньше, чем они когда-то за них заплатили. В этот момент люди поймут, что алмазы – это не навсегда (лозунг DeBeers: “Diamond is forever”) и, вот тогда, в ломбарды выстроятся очереди, желающих продать бриллианты, а ювелиры, продающие алмазы, останутся без покупателей. Это будет конец алмазного бизнеса".

4.8. Израильские спекулянты

Однако паника инвесторов – это далеко не единственный случай, при котором алмазный бизнес-проект может быть уничтожен. Дело в том, что De Beers постепенно теряет контроль над несколькими источниками алмазов, которые могли бы наводнить и затопить рынок алмазами в любое время, дефляировав и уронив цену алмазов навсегда.

Зимой 1978 года алмазные дилеры Нью-Йорка сильно озаботились и были взволнованы возможным разрывом или, даже полным разрушением "трубопровода", через который поток ограненных алмазов концерна De Beers поступали из центров огранки в Европе для розничной продажи на рынках Америки и Японии. Этот трубопровод является высшим компонентом алмазного изобретения. Составлен это компонент из сети брокеров, огранщиков алмазов, банкиров, дистрибуторов, изготовителей ювелирных изделий, оптовых торговцев и покупателей алмазов для их продажи в розницу. Большинство людей в этом трубопроводе являются евреями и фактически все близко связанны друг с другом через родственные отношения или долгие деловые отношения.

Важная часть трубопровода идет от Лондона до фабрик по огранке алмазов, которые расположены в Тель-Авиве и Нью-Йорке. Однако следует отметить отдельно, так как именно здесь начинается опасность: что большинство алмазных фабрик в Израиле предпочитали не заниматься огранкой бриллиантов самостоятельно, а просто производили закупку алмазов с целью создания запасов и, по истечении некоторого времени, их дальнейшей спекулятивной перепродажи через трубопровод в Нью-Йорк.

Объяснение такому явлению я нашел в статистических данных публичной библиотеки Нью-Йорка: Израильский бизнес заключался в том, что в, начале 70-х годов, цены на алмазы быстро росли, а израильская валюта (шекель) сильно обесценивалась (более чем на 50 процентов в год).

Сэр Филипп Оппенгеймер (Sir Philip Oppenheimer) быстро понял, что вложение в алмазы для израильтянина было выгодно, чтобы просто держать алмазы полученные из Лондона, чем продавать их. Поэтому все больше и больше алмазов выводятся из обращения Тель-Авививом, что, в свою очередь, приводит к острой нехватке алмазов в Нью-Йорке. Это обстоятельство повлекло дефицит алмазов и соответственно вздутие цен на них.

Концерн DeBeers взволновали огромные накопления алмазов, созданные Израилем. По этому, в январе 1977 года Сэр Филипп Оппенгеймер послал своего сына Энтони (Anthony) в Тель-Авив в сопровождении нескольких членов Правления концерна DeBeers для того, что бы объявить о сокращении израильской квоты на поставку алмазов минимум на 20% на весь последующий год. Однако это предупреждение повлекло совсем противоположный эффект, нежели ожидал De Beers.

Так, вместо того что бы парировать вниз объемы запасов параллельно с размером сниженной квоты, израильские изготовители и дилеры начали наращивать запасы алмазов. Увеличения объемов изъятия алмазов из оборота происходило за счет перекупки алмазов у других источников.

Так например, израильтяне, платя премию в 100 процентов и более за нераскрытые коробки алмазов, скупали все поставленные концерном DeBeers алмазы Бельгийским и Американским дилерам. При этом бельгийцы и американцы, продавая свои алмазы Израильтянам, могли без риска удвоить их капитал посредством активов концерна DeBeers.

Но и это было не всё: израильские покупатели также двинулись за алмазами на «родину» их добычи концерном DeBeers и начали их скупку непосредственно в Африке у контрабандистов. Межконтинентальная гостиница в Либерии являясь центом продажи ввезенных контрабандой алмазов, стала своего рода, продолжением израильской биржигде израильские дилеры покупали алмазы от клиентов концерна DeBeers или от контрабандистов. При этом до 80 процентов суммы для закупа алмазов они получали в виде ссуды от израильских банков.

Политика Правительства государства также была направлена на то, что бы поддержать спекулятивную алмазную индустрию. По этому, из-за правительственного давления на такие ссуды, банки выдавали кредит под низкую ставку в 6 (шесть) процентов годовых, что было намного ниже инфляции в Израиле. В 1978 году банки Израиля пролонгировали (продлевали) кредиты, выданные алмазным дилерам на сумму 850 миллионов долларов. Этот объем примерно равнялся 5-ти процентам от валового национального продукта Израиля.

Единственным имущественным залогом по кредитам израильских банков были неограненные алмазы. Специалисты концерна DeBeers подсчитали, что в 1977 году израильский запас алмазов составлял более чем 6-ти миллионов карат и, что он продолжает увеличиваться примерно на полмиллиона карат в месяц. По рассчитанной норме прироста запасов алмазов было очевидно, что через несколько месяцев израильский запас алмазов превысит запасы картеля в Лондоне. Так как Израиль контролирует такое огромное количество алмазов, то картель больше не может самостоятельно устанавливать цену алмазов на мировом рынке. В любое время израильтяне могли выбросить этот объем алмазов на мировой рынок и обвалить цены.

Картель не имея иной альтернативы решился спровоцировать ликвидацию израильских запасов. Но прежде всего, если DeBeers хотел привести спекуляцию алмазами под свой контроль, то стоило пресечь банковское финансирование дилеров алмазами под искусственно низкие процентные ставки.

DeBeers нашел выход в том, что объявил о введении новой стратегии, производящей впечатлении "дополнительных сборов" возникающих при обращении алмазов. Озвучивание этих дополнительных расходов, которые могли доходить до 40% от общей стоимости алмаза, было предпринято для того, что бы показать израильским банкам их риски, возникающие при кредитовании алмазных дилеров.

Например, после введения сорока процентного дополнительного сбора, дилер алмазами должен заплатить $1400 долларов, вместо $1000 за небольшую партию алмазов. Однако, так как дополнительная “мзда” изымается, то стоимость алмазов составляет всего одну тысячу долларов. Израильские банки не могли себе позволить оценить залог в размере 60-ти процентов от его покупной цены, которая теперь включает еще и дополнительный сбор. Поэтому банки стали требовать дополнительного имущественного залога от дилеров и спекулянтов алмазами.

Затем, под давлением того же DeBeers, банки начали поднимать и процентные ставки по просроченным ссудам.

В результате, уже через несколько недель, были решены проблемы с израильскими банками. К лету 1978 года процентные ставки по ссудам на приобретение алмазов повысились на 50 процентов. Кроме того, при расчете суммы кредита израильские банкиры стали использовать не стоимость алмазов, заплаченную дилером при покупке алмазов, а официальную таблицу стоимости алмазов, разрабатываемую DeBeers.

Если дилер заплатил больше, чем указал концерн DeBeers в своей стоимостной таблице алмазов, а большинство израильских дилеров покупали алмазы по цене, которая была в два раза выше, чем это указывал DeBeers, то дилер должен был проинвестировать превышение за счет его собственных средств.

Одновременно, «выжимая» израильских спекулянтов алмазами с рынка указанными выше методами, De Beers резко сократил поставку алмазов клиентами, которые перепродавали алмазы израильским дилерам.

Поскольку израильские дилеры столкнулись с тем, что покупать алмазы и финансироваться становится все труднее и дороже, то они были понуждены к продаже алмазов из созданных запасов. Израильские алмазы полились на рынок и цены на оптовом рынке начали падать.

Снижение цен на предмет обеспечения по кредитам взбудоражило израильские банки. В результате последние стали поддавливать свих клиентов к досрочному погашению кредитов и к продаже предметов заклада. Результатом неправильной кредитной политики и действий концерна стало то, что сотни израильских дилеров оказались неспособны выполнять свои обязательства перед кредиторами и обанкротились, поскольку цены продолжались падать. Банки-кредиторы при этом унаследовали неограненные кристаллы алмазов.

Позвольте рассказать вам еще об одном очень поучительном моменте, которым я не мог не поделиться с моими читателями: все руководство Алмазной Торговой Компании (Diamond Trading Company) чрезвычайно срочно направилось в Тель-Авив. Что же так насторожило алмазных королей? А дело было в том, что до DTC было доведена информация о том, что три израильских банка держат в своих кладовых алмазов на общую стоимость более 1,5 миллиардов долларов! Для наглядного восприятия объема скажу лишь, что это количество почти равно ежегодной добыче алмазов всеми шахтами мира! Появилась реальная опасность того, что этот огромный запас алмазов будет вывален на, и так уже, угнетенный рынок. Опасность появилась после того, как эти банки стали исследовать возможность перепродажи заложенных алмазов в Европе и США, но не нашли покупателей. Мировой алмазный рынок уже был забит заложенными неограненными алмазами.

Единственной альтернативой к демпингу цен на алмазы был выкуп самим DeBeers этих алмазов у Израиля. Однако De Beers находился в таком положении, чтобы не мог позволить себе поглотить всплывший огромный тайник алмазов. Свободные денежные средства концерна к середине 70-х годов уже были использованы большей частью на то, чтобы закупать алмазы у СССР и от недавно появившихся независимых стран Африки. Отказаться от этих закупок концерн так же не мог, так как был связан договорными обязательствами.

Кроме того, в 1980 году DeBeers пришел к выводу о необходимости производить выкуп алмазов на оптовых рынках в Антверпен (www.ajediam.com), дабы не допустить полного обвала цен алмазов.

По этому, когда израильские банкиры обратились к концерну c предложением выкупить у них алмазы, DeBeers, возможно, впервые начиная со времен великой депрессии 1930-ых годов, оказался в положении ограниченности свободных денег. Конечно, DeBeers мог позаимствовать у тех же банков эти 1,5 миллиардов долларов, так необходимых для выкупа алмазов у израильских банков, но это сильно напрягло бы финансовую структуру всей империи Оппенгеймеров.

Поэтому Сэр Филипп Оппенгеймер, Монти Чарльз, Майкл Грантам и другие руководители концерна De Beers и его филиалов попытались предотвратить вероятную возможность демпинга цен из-за продажи израильскими банкирами залогов (алмазов).

Однако, несмотря на все приложенные усилия, ситуация только ухудшилась. В сентябре 1980г. основные банки Израиля сообщали израильскому Правительство о том, что они столкнулись с потерями сокрушительных размеров. Вызваны проблемы у банков в связи с неисполнением своих обязательств заемщиками, получившими кредиты под залог алмазов.

Только три крупнейших банка Израиля: Объединенный Банк Израиля (the Union Bank of Israel), Израильский Дисконтный Банк (the Israel Discount Bank) и Дисконтный Банк Барклая (Barclays Discount Bank) имели просроченные ссуды обеспеченные алмазами приблизительно на сумму 660 миллионов долларов только по основному долгу. Банкиры докладывали, что банковский кризис может быть преодолен только путем продажи предметов залога. В буквальном смысле требовалось продать горы алмазов.

Все отлично понимали, что рынок неспособен единовременно поглотить такой объем бриллиантов, а значит, цена алмазов на рынке упадет, и стоимость обеспечения мгновенно сократиться. При этом, большая часть выданных кредитов окажется необеспеченными. Принимая во внимание, что банки, в отличие от Ломбардов используют не собственные денежные средства, а заемные средства клиентов, то был неизбежен социальный взрыв обманутых вкладчиков.

По сути израильские банки поставили ультиматум Правительству Израиля и/или концерну DeBeers по выкупу у них этих алмазов. Результатом переговоров стала лишь отсрочка кризиса в виде небольшой помощи банкам: DeBeers выкупил у банков лишь небольшое количество алмазов, а Израильское правительство пообещало не применять санкции к банкам за нарушение действующих нормативов ликвидности банков.

"Никто не принял во внимание что алмазы, как и все другие товары, могут упасть в цене", объяснил Председатель правления Первого международного банка Израиля Марк Мозевикс в интервью газете Нью-Йорк Таймс.

В результате средний безупречный алмаз в 1 карат обесценился на 50 процентов за период с января 1980: в марте 1980 года, эталонная ценность для такого алмаза составляла 63 тыс. долларов; в сентябре 1981, стоимость такого бриллианта составляла уже всего 23 тыс. долларов.

Крах цен вынудил израильские банки продать алмазы из своих запасов с огромными скидками, чтобы хоть частично вернуть деньги банковских вкладчиков, которые были переданы алмазным спекулянтам практически без обеспечения.

В подшивке газет за конец 1981г. я нашел объявление о том, что один израильский банк проводит ликвидационную распродажу алмазов оцененных в 6 миллионов долларов за 4 миллиона. Данный факт является безусловным доказательством тому, что крупный запас алмазов вышел из под контроля DeBeers.

4.9. Австралийская находка

Самая серьезная угроза De Beers является еще один крупный источник алмазов, который не контролируется и пока не используется для промышленной добычи. Начиная с того времени, когда Сесил Родэс и группа банкиров Европы создали все компоненты для алмазного изобретения, в конце девятнадцатого века менеджеры алмазного картеля получили кошмарное известие о том, что новый гигантский источник алмазов был обнаружен вне области их владения.

Сэр Эрнест Оппергеймер, используя все колониальные связи Британской империи, преуспел в открытии добычи алмазов в Африке, Гарри Оппенгеймер, договорился о секретном соглашении с Советским Союзом, который вступил в картель. Все шло по плану, но вот

в конце 1970-ых, обширные запасы алмазов были обнаружены в Argyle (регион Западной Австралии), около города Кимберли (по случайному совпадению названный по имени г. Кимберли в Южной Африке).

Пробные бурения показали, что эти Австралийские шахты способны произвести на свет до 50 миллионов каратов алмазов в год. Это больше, чем полное производство картеля De Beers в 1981 году.

Несмотря на то, что только небольшой процент данных алмазов имели гомологическую ценность, общий объем алмазов все же был достаточен для того, чтобы изменить мировую географию алмазов.

Это означало, что и эти 50 миллионов каратов тоже надо брать под свой контроль иначе алмазный проект (изобретение) будет разрушен.

Поэтому De Beers резко занялся подавлением австралийских алмазов. Работа началась с мелкого участия в компании Conzinc Riotinto of Australia Ltd. (CRA), которая в свою очередь, владела большинством прав на разработку и добычу минеральных ресурсов Австралии.

В 1980 году этой компании было предложено заключить секретное соглашение о том, что через CRA концерн будет осуществлять выход всех австралийских алмазов на внешний рынок. Это соглашение, возможно закончилось бы плачевно для Австралийской индустрии, если бы Северная Корпорация Горной промышленности (Northern Mining Corporation), как крупный партнер предприятия принял бы секретное соглашение. Однако этого не произошло.

Вместо того, что бы вступить в соглашение, Северная компания Горной промышленности сделала предметом огласки местных газет условия тайного соглашения. В результате ведущая австралийская газета сообщила о том, что концерн De Beers планировал платить австралийскому консорциуму на 80 процентов меньше, чем реальная рыночная стоимость на алмазы. Эта информация привела к негодованию в Австралии.

Оппозиционная, в то время, Лейбористская партия (партия рабочих) отметила, что De Beers не только пыталась обмануть австралийцев и представить им недостоверные данные о правдивой цене бриллиантов на рынке, но имея дело с De Beers мы поддерживали бы политику апартеида в Южной Африке. Лейбористы требовали от правительства Австралии наложить контроль над экспортом алмазов, дабы не позволить управлять в стране южноафриканской корпорации.

Премьер-министр Мелком Фрейзер, сталкиваясь с штормом общественного протеста, сказал, что он не видит никаких предпосылок и экономической выгоды в случае "открытия австралийских месторождений алмазов для усиления южноафриканской монополии". При этом окончательное решение глава государства оставил за рынком отметил, что правительство Западной Австралии и горнодобывающие компании сами вправе сделать выбор иметь или не иметь им дело с De Beers.

4.10. Империя Заир

De Beers также столкнулся с рушащейся империей в Заире. Сэр Эрнест Оппенгеймер сказал, что более чем пятьдесят лет тому назад, контроль над алмазными шахтами в Заире (бывшее название - Бельгийское Конго), был ключом для управления картелем мирового производства алмазов. De Beers, вместе c его бельгийскими партнерами, начали добычу и сортировку алмазов, которые максимизировали бы производство алмазной индустрии.

С тех пор на рынке не было другого готового клиента, который бы мог позволить скупать огромное количество индустриальных алмазов заирских шахт, кроме как концерн De Beers.

Однако, в вскоре, Президент Мобуту резко объявил, что заканчивающийся контракт его страны с DeBeers на исключительную закупку алмазов только концерном De Beers не будет возобновлен. Причина такого заявления находилась в том, что Мобуту получил предложения на скупку алмазов от индийских и американских потребителей.

Подыгрывая Мобуту, Нью-Йоркский алмазный дилер сказал, что: " Мобуту просто хочет больше прибыли от дела". Как бы там не было, но внезапное решение Мобуту изъяло Заир из картеля и подрезало стабильность алмазного рынка.

С увеличением давления для создания независимого государства Намибии и выхода его из под колониальной зависимости и еще менее дружественное отношения концерна с правительством в соседней Ботсване, оставшиеся дни контроля De Beers черной Африкой кажутся уже сочтены.

Даже посреди этого кризиса, руководство De Beers в Лондоне маневрировало, спасая алмазное изобретение и скупая свободные алмазы. Запасы алмазов в хранилище De Beers раздувались и их оценка составила более чем миллиард долларов. Эта сумма дважды превышала запасы концерна, созданные в 1979году.

Разогревать спрос на алмазы De Beers начал за счет запущенной в обращение новой многомиллионной рекламной кампании. Тем не менее ожидание от рекламы работало всего несколько лет на картель: в середина 1980-ых лавина австралийских алмазов была выплеснута на рынок. Находчивые менеджеры De Beers всегда будут пытаться найти способ получить контроль над различными источниками алмазов, которые могут вызвать финальный крах мировых цен на алмазы.

Если они этого не сделают, алмазное изобретение распадется и будет вспоминаться только из за исторического любопытства, каким образом и кто сделал превращение блестящего камня в сокровище.